Техника и социальность

В XVI—XVII вв. техника концептуализируется как условие социальности культуры Нового времени; наиболее четко это вы­разили Г. Галилей и Ф. Бэкон, утверждая, что новые науки и ис­кусства — необходимое условие могущества, благосостояния и гражданского общества. В «Новом органоне», обсуждая, в чем за­ключается различие между развитыми и «дикими» народами, Ф. Бэкон пишет, что оно происходит «не от почвы и не от клима­та, а прежде всего от наук» и искусств [Бэкон, 1935, с. 191—192]. Социальная жизнь все больше стала пониматься как изучение законов природы (при этом и сам человек рассматривался как принадлежащий природе), обнаружение ее практических эф­фектов, создание в инженерии механизмов и машин, реализую­щих законы природы, удовлетворение на основе достижений ес­тественных наук и инженерии растущих потребностей человека. Просвещение не только развивает это новое мировоззрение, но и создает условия для его распространения. Известно, что объе­диненные вокруг «Энциклопедии» передовые мыслители хотели осуществить начертанный Ф. Бэконом план «великого восста­новления наук», связывающий социальный прогресс с прогрес­сом научным; исходными идеями для всех просветителей стали понятия природы и воспитания; последнее должно было подго­товить нового просвещенного, а по сути естественно-научно и технически ориентированного человека [Длугач, 2001].

«Прогресс наук (пишет Кондорсэ в книге «Эскиз историче­ской картины прогресса человеческого разума». — В.Р.) обеспе­чивает прогресс промышленности, который сам затем ускоряет научные успехи, и это взаимное влияние, действие которого бес­престанно возобновляется, должно быть причислено к более деятельным, наиболее могущественным причинам совершенст­вования человеческого рода». С прогрессом наук Кондорсэ свя­зывает увеличение массы продуктов, уменьшение сырьевых и материальных затрат при выпуске продуктов промышленности, уменьшение доли тяжелого труда, повышение целесообразности и рациональности потребления, рост народонаселения и в ко­нечном итоге устранение вредных воздействий работ, привычек и климата, удлинение продолжительности человеческой жизни. В последней главе, посвященной десятой эпохе, Кондорсэ наме­чает основные линии будущего прогресса человеческого разума и основанного на нем прогресса в социальной жизни: уничтоже­ние неравенства между нациями, прогресс равенства между раз­личными классами того же народа, социального равенства меж­ду людьми, наконец, действительное совершенствование чело­века [Огурцов, 1993, с. 149, 151-152].

Для нашего современного уха и сознания все эти декларации и утверждения привычны, но они не были столь привычными для людей того времени. К тому же я хочу обратить внимание на момент вовсе не очевидный, а именно, что наше понимание со­циальности — благополучия, счастья, безопасности, свободы и пр. — в эпоху Просвещения было тесно связано с прогрессом естественных наук и основанной на них технике и промышлен­ности.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Сентябрь 18, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.