Требование согласованности

П. Дюгем полагал, что требование согласованности знаний при описании физических фактов напрямую связано с систем­ным характером физики, так как физика представляет собой не набор изолированных гипотез, а систему взаимосвязанных по­ложений. Поэтому он считал, что невозможно сепаратное опро­вержение или фальсификация отдельной гипотезы. Эти идеи были подхвачены и дополнены в трудах Куайна.

О том, что новая, строящаяся теория должна формироваться с опорой на согласованные идеи, как внутри ее, так и с другими существующими теориями, соглашалось большинство предста­вителей конкретно-научной мысли. Но как это реализовать на практике, когда новые явления не вписываются в рамки старых представлений?

В. Гейзенберг, вспоминая античное определение: «Красота есть правильное согласование частей друг с другом и с целым», пишет: «Нет нужды объяснять, что этот критерий в высшей сте­пени подходит к такому стройному зданию, каковым является ньютоновская механика. Части суть отдельные механические процессы — как те, которые мы тщательно изолируем с помо­щью специальных устройств, так и те, которые протекают перед нами в пестрой игре явлений и не могут быть распутаны. А це­лое — единый формальный принцип, которому подчиняются эти процессы и который был зафиксирован Ньютоном в виде простой системы аксиом. Единство и простота — это, конечно, не одно и то же. Но тот факт, что в подобной теории многому противопоставляется единое, что многое в ней объединяется, уже сам по себе приводит к тому, что теория — это воспринимае­мая нами одновременно и как простая, и как прекрасная» [ Там же, с. 275].

В работе «Часть и целое» (1957—1958) В. Гейзенберг защища­ет перспективность «Единой теории поля». Он пишет о необхо­димости анализа и учета требования согласованности во внутри- научном формировании, организации и построении отдельной теории, но обращает внимание создателей новой теории на глу­бокое, методологическое видение требования согласованности между теоретическими взаимосвязями.

18.5. Требование простоты

Методологический принцип красоты включает и выполне­ние требования простоты. Над входом в физическую аудиторию Гёттингенского университета большими золотыми буквами по-латыни начертан девиз: «Simplex sigillum veri» («Простота — печать истины»), а рядом с ним другой: «Pulchritudo splendor Veritatis» («Красота — сияние истины»). Взаимосвязь этих изре­чений носит не случайный характер. Требования красоты и про­стоты, связанные с необходимостью достижения истинного зна­ния, отражают природу научного знания. В Античности возник­ла натурфилософская, онтологическая интерпретация трактовки простоты, согласно которой мир по своей структуре прост, а че­ловек как часть его живет (либо должен жить) в гармоничном сродстве с ним.

Страницы: 1 2 3 4 5

Сентябрь 11, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.