История формирования и суть принципа красоты

В ослабленном виде он может выглядеть так: из нескольких конкурирующих теоретических систем отдается предпочтение той, которая опирается на аксиомы и постулаты, отражающие гармоничную взаимосвязь полноты выражения требований: надын­дивидуального смысла, инвариантности, согласованности (систем­ности) и простоты.

В жесткой форме он формулируется так: знания, которые пре­тендуют на статус научных, должны выполнять требование адек­ватного описания сущности исследуемых явлений через гармонию полноты воплощения совокупности требований надындивидуально­го смысла, инвариантности (включающую симметрию как част­ный случай), согласованности (системности) и простоты.

Ряд ученых прекрасно осознавали присутствующий в строя­щейся и функционирующей научной теории эстетический с^ысл. Например, П.А.М. Дирак утверждал: «Я чувствую, что теория, если она правильна, должна быть красивой (beautiful), так как мы руководствуемся принципом красоты, когда устанав­ливаем фундаментальные законы. Так, в исследованиях, опи­рающихся на математику, мы часто руководствуемся требовани­ем математической красоты. Если уравнения физики некрасивы с математической точки зрения, то это означает, что они несо­вершенны и что теория ущербна и нуждается в улучшении. Бы­вают случаи, когда математической красоте должно отдаваться предпочтение (по крайней мере временно) перед согласием с экспериментом. Дело обстоит так, будто Бог создал Вселенную на основе прекрасной математики, и мы сочли разумным пред­положение, что основные идеи должны выражаться в терминах прекрасной математики» [Дирак, 1965, с. 98].

А. Эйнштейн, пытавшийся раскрыть природу аксиом и фун­даментальных принципов, писал, что ученый, мыслитель или художник, для того чтобы скрыться от хаоса мира, образованно­го опытом, создает «упрощенный и ясный образ этого мира», по­мещая в него «центр тяжести своей эмоциональной жизни» [Эйнштейн, 1967, с. 127]. В письме к Соловину в 1953 г. А. Эйн­штейн поднимает сложную проблему перехода от чувственного познания к логическому, понятийному процессу мышления: «Понятия никогда нельзя логически вывести из опыта безупреч­ным образом. Но для дидактических, а также эвристических це­лей такая процедура неизбежна. Мораль — если не согрешить против логики, то вообще нельзя ни к чему прийти. Иначе гово­ря, нельзя построить ни дом, ни мост, не используя при этом ле­са, которые не являются частью всей конструкции» [Там же, с. 572].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Август 24, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.