История формирования и суть принципа красоты

«Прежде чем приняться за критику механики как основы фи­зики, нужно сначала высказать несколько общих положений о точках зрения, или критериях, с которых вообще можно крити­ковать физические теории. Первый критерий очевиден: теория не должна противоречить данным опыта. Но насколько очевид­ным кажется это требование само по себе, настолько тонким оказывается его применение. Дело в том, что часто, если не всег­да, можно сохранить данную общую теоретическую основу, если только приспособлять ее к фактам при помощи более или менее искусственных дополнительных предположений. Во всяком слу­чае в этом первом критерии речь идет о проверке теоретической основы на имеющемся опытном материале. Во втором критерии речь идет не об отношении к опытному материалу, а о предпо­сылках самой теории, о том, что можно было бы кратко, хотя и не вполне ясно, назвать «естественностью» или «логической простотой» предпосылок (основных понятий и основных соот­ношений между ними). Этот критерий, точная формулировка которого представляет большие трудности, всегда играл боль­шую роль при выборе между теориями и при их оценке. Речь идет не просто о каком-то перечислении логически независимых предпосылок (если таковое вообще возможно однозначным об­разом), а о своего рода взвешивании и сравнении несоизмери­мых качеств. Далее, из двух теорий с одинаково «простыми» ос­новными положениями следует предпочесть ту, которая сильнее ограничивает возможные априори качества систем (т. е. содер­жит наиболее определенные утверждения). Относительно «об­ласти применимости теорий мне можно здесь не говорить, по­скольку мы рассматриваем только такие теории, предметом ко­торых является вся совокупность физических явлений.

Второй критерий можно кратко характеризовать как крите­рий «внутреннего совершенства» теории, тогда как первый отно­сится к ее внешнему оправданию. К «внутреннему совершенст­ву» теории я причисляю также и следующее: теория представля­ется нам более ценной тогда, когда она не является логически произвольным образом выбранной среди приблизительно рав­ноценных и аналогично построенных теорий» [Эйнштейн, 1967, с. 266-267].

В своих гносеологических установках Эйнштейн отошел от психологического понимания эстетических категорий «совер­шенства» и «красоты» — стал пионером рационального их ана­лиза, включив критерий «внутреннего совершенства» теории в качестве необходимого логико-теоретического критерия науч­ного знания.

Эта линия была продолжена в трудах П. Дирака, А.Б. Мигдала, В. Гейзенберга. Создавая нерелятивистскую квантовую механику, Гейзенберг обращается не только к принципам наблюдаемости и соответствия, но и к принципу красоты. Ему самому интересно по­нять, почему при создании математического формализма кван­товой механики он так много внимания уделял обращению к эс­тетической стороне математики.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Август 24, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.