Системность

Максиму воспроизводимости мне хотелось бы сформулиро­вать, может быть, не в самой точной, но зато в яркой форме, об­ратившись за помощью к Фазилю Искандеру. В повести «Со­звездие Козлотура» рассказывается, в частности, о том, что рабо­ты по разведению козлотуров (гибрид козы и тура) были горячо поддержаны «известным московским ученым», заявившим, что разведение козлотуров целиком лежит в русле его опытов по соз­данию гибридов ржи с пшеницей, картофеля с томатами и т. д. Правда, замечает Ф. Искандер, опыты «московского ученого» вызвали возражения у его коллег, которые пытались повторять их и не получали результатов, о которых этот ученый сообщал. На возражения коллег «известный ученый» отвечал, что в этом нет ничего удивительного, так как он ставит «гениальные опы­ты», и было бы странно, если бы его результаты мог получить любой из его коллег. Неполучение его результатов у коллег как раз и является, по мнению «известного ученого», доказатель­ством гениальности, а значит, и особой ценности его опытов. Используя сатиру Ф. Искандера, обсуждаемую максиму можно сформулировать так: научный эксперимент не должен быть ге­ниальным в смысле Фазиля Искандера.

Вторая общая максима может быть передана афоризмом д. Эйнштейна: «Бог изощрен, но не злонамерен». Н. Винер подроб­но обсуждает этот афоризм в работе «Человеческое использова­ние человеческих существ. Кибернетика и общество» (см. [Ви­нер, 1958, с. 47—48, 193—196]), отмечая, что это «больше чем афоризм» и в действительности является «положением, выра­жающим основы научного метода» [Там же, с. 48].

Если представлять себе науку как некоторого рода игру (ра­зумеется, в теоретико-игровом смысле) с природой, то она в од­ном отношении радикально отличается от игры двух сознатель­ных партнеров, где каждый из «игроков» может стремиться вве­сти в заблуждение другого. Скажем, когда два полководца ведут «игру», называемую войной, каждый из них, естественно, стре­мится дезинформировать другого; он может построить, напри­мер, фальшивые аэродромы, макеты ракетных установок и т. д., короче, проявить «злую волю». Природа («бог» Эйнштейна) ли­шена злой воли; она коварна, т. е. скрывает свои тайны, но в иг­ре с нами она не проявляет злого умысла, она не ставит себе це­лью «водить нас за нос», она не «строит фальшивых аэродро­мов».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Сентябрь 13, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.