Системность

Последний методологический регулятив, который будет здесь рассмотрен, я предлагаю назвать принципом системности, от­четливо осознавая несовершенство этого названия.  Дело в том, что слово «система» — одно из самых многознач­ных; выражение «принцип системности» прежде всего ассоции­руется с системными исследованиями, системным методом, об­щей теорией систем и т. д. Меньше всего мне хотелось бы таких |ссоциаций, и поэтому я с самого начала попробую пояснить тот |шсл, который буду вкладывать в выражение «принцип системности» (это будет не определение, а именно пояснение). | Естествознание представляет собой некоторого рода систему хотя бы в одном, а может быть, в нескольких из 40 смыслов, избираемых В.Н. Садовским). Хотя установление точных отно-

шений между отдельными компонентами этой системы (научными дисциплинами, науками, теориями и т. д.) вряд ли возможно (во всяком случае, в настоящее время), не подлежит со. мнению, что эти компоненты как-то связаны между собой, что наука не представляет собой хаотического нагромождения от­дельных теорий или групп теорий. Та или иная появляющаяся теория, идея, концепция, для того чтобы быть включенной в со­став науки, должна стать в какое-то отношение к наличным компонентам, должна быть интегрирована в систему.

В достаточно развитых отраслях науки для радикально новых фундаментальных теорий это включение в систему науки прежде всего регулируется принципом соответствия (или каким-либо его аналогом). Принцип соответствия регулирует, таким обра­зом, интенсивный рост науки. Экстенсивный рост регулируется механизмом куновских парадигм. Парадигма выступает в роли некоторого «защитного механизма» науки, некоторого рода фильтра, не пропускающего в науку внепарадигмальные по­строения.

Как известно, термин «парадигма» весьма многозначен, но при любом толковании парадигма включает обязательное нали­чие некоторых стандартов, приобретенных той или иной дисци­плиной в ходе длительного исторического развития. Все выпол­ненное ниже этих стандартов просто не допускается к обсужде­нию. Деятельность по поддержанию уровня этих стандартов — одна из важнейших компонент профессиональной научной ра­боты, которой занято большинство ученых. «Вполне вероят­но, — писал Н. Винер, — что 95% оригинальных научных работ принадлежит меньше чем 5% профессиональных ученых, но большая часть из них вообще не была бы написана, если бы остальные 95% ученых не содействовали созданию общего дос­таточно высокого уровня науки».

Кроме того, в науке существуют какие-то глобальные ее ха­рактеристики, какие-то принятые в ней «правила игры», кото­рые на данном этапе развития обязательны для участия в игре. Короче, игра, называемая наукой, — это не «игра без правил», хотя задача выделения и четкой характеристики всех этих правил представляется мне, как минимум, трудновыполнимой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Сентябрь 13, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.