Принципиальная простота

Я отдаю себе отчет в том, что приведенная формулировка, конечно же, упрощает ситуацию. Выражения «ближе», «боль­шей» потому и взяты в кавычки, что они в этом контексте имеют сугубо интуитивный смысл: степень «близости» теории к объек­тивной истине или степень принципиальной простоты — каче­ственные характеристики и не допускают количественного оп­ределения. Теории не пассивные изображения реальности как таковой, а свободные изобретения человеческого ума. Все это верно. И при всем при этом данная формулировка схватывает главное, основное (наверное, ее можно выразить аккуратнее, но это уже другой вопрос). Если позволить себе некоторую воль­ность и использовать математическую аналогию, то можно ска­зать, что она (обсужденная формулировка) образует первую гар­монику «Фурье-разложения принципиальной простоты»: она дает грубое, но зато первое и главное приближение.

Почему это так, становится понятным, если мы вспомним определение принципиальной простоты. Неадекватная теория, для того чтобы быть согласованной с данными наблюдения, должна будет постоянно вводить в свой состав различные допу­щения ad hoc, различные посторонние прибавления (и тем са­мым утратит принципиальную простоту, которой, может быть, и обладала вначале). Истинная теория дает (используя слова Ф. Эн­гельса, правда, сказанные в другой связи) «просто понимание природы такой, какова она есть, без всяких посторонних при­бавлений…» [Маркс, 1955—1973, т. 20, с. 513]. В этом «без всяких посторонних прибавлений» как раз и состоит принципиальная Простота теории.

Второе объективное основание принципиальной простоты связано с иерархической структурой реальности, состоящей в том, что за многообразием явлений всегда лежит некоторая об­щая их основа, находящая выражение в основных постулатах теории. Эти основные постулаты, выражающие законы, всегда проще явлений хотя бы в том тривиальном (но тем не менее важ­ном) смысле, что теория, которая давала бы просто полную за­пись всех явлений, имела бы нулевую ценность. «Ценность тео­рии заключается, очевидно, в ее свойстве быть более простой, чем простая регистрация наблюдений» [Франк, 1960, с. 515].

Движение науки по ступеням иерархии постоянно обнару­живает в основе сложного простое, а в основе простого — слож­ное. При этом нет совсем никакой нужды отыскивать мнимую последнюю инстанцию.

Итак, принципиальная простота теории вытекает не из на­ших особенностей как субъектов познания, а обусловлена объ­ективной структурой мира, единством различных явлений, со­стоящим в подчинении их некоторым общим для них законам. В этом — второй аспект объективных оснований простоты науч­ных концепций.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Август 23, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.