Максимальная общность

Идея «Эрлангенского подхода» к физике широко входит в сознание ученых — достаточно указать хотя бы на М. Борна, Е. Вигнера, Р. Фейнмана, Ю.Б. Румера и многих других. Напри­мер, М. Борн писал: «Использование математики сделало точ­ным этот метод в физике, где инвариант преобразования является точным понятием. Феликс Клейн в своей знаменитой Эрлан- генской программе классифицировал всю математику в соответствии с этой идеей. Это же может быть проделано и для физики» [Борн, 1973, с. 152].

Широко обсуждается принцип инвариантности и в методо­логической литературе. Я не буду входить здесь в подробное об­суждение (это задача специальных исследований) и остановлюсь лишь, следуя Е. Вигнеру [Вигнер, 1971, с. 20—23, 35—38], на свя­зи инвариантности со степенью общности.

В структуре физического знания можно выделить несколько иерархических уровней, располагая их по степеням общности.

На первом, самом низком, уровне будут находиться отдель­ные явления (знание об отдельных явлениях). Между явлениями существуют определенные корреляции, не всякие их связи, со­четания, последовательности возможны: на множество явлений наложен ряд ограничений — законов природы.

Совокупность законов природы образует второй иерархический уровень в структуре физического знания. Причем неважно, что сами законы обладают различной степенью общности; важно, что и более общие, и менее общие законы имеют дело с явления­ми (событиями), выражая те или иные их корреляции. Если до­пустить, что мы располагаем полной информацией обо всех со­бытиях в любой точке пространства и в любой момент времени, то ясно, что знание законов уже ничего к этой информации не могло бы добавить, «законы физики, а в действительности и лю­бой другой науки были бы нам не нужны» [Там же, с. 22].

Правда, даже в такой ситуации законы не были бы полно­стью бесполезными. Не говоря уже о том, что «созерцание этих закономерностей доставляло бы нам некоторое удовольствие и развлечение даже в том случае, если бы они и не содержали но­вой информации» [Там же, с. 22], здесь важно еще одно обстоя­тельство. Появление у кого-нибудь иных данных о некоторых событиях могло бы быть более эффективно опровергнуто пока­зом не просто несоответствия этих данных уже имеющимся, а показом их несовместимости с законами, управляющими этим Кругом событий.

Разумеется, ситуация, предполагающая владение полной информацией о всех событиях (а также разумное время выбор­ки нужной информации из всей имеющейся), совершенно не­реальна. Однако допущение такой ситуации полезно в качестве гносеологического приема, позволяющего вскрыть важнейшую функцию законов науки.

Центральный тезис Е. Вигнера состоит в том, что в структуре научного знания есть еще один иерархический уровень, который стоит к законам науки примерно в таком же отношении, в каком, эти последние находятся к явлениям. Этот высший иерархиче­ский уровень и есть принципы инвариантности, или принципы симметрии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Август 23, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.