Принципиальная проверяемость

В связи с этим вспоминается чудесная сказка А. Волкова «Волшебник Изумрудного города». Один из ее персонажей, на­битый соломой Страшила, удручен тем, что у него нет мозгов. Между тем его поведение является совершенно разумным, более того, в компании своих друзей (девочки Элли, Железного Дро­восека и др.) он справедливо приобретает репутацию наиболее мудрого существа. Но это не устраивает Страшилу. Как некото­рые реальные, а не только сказочные персонажи, он, очевидно, считает, что сходство результатов его деятельности с результата­ми деятельности людей еще ни о чем не говорит. Вся суть в той штуке, которую люди называют «мозгами». И он обращается к волшебнику Изумрудного города Гудвину (оказавшемуся просто ловким обманщиком) с просьбой дать ему мозги. Естественно, что дать ему настоящие мозги Гудвин не может, но в отличие от Страшилы он отлично понимает, что в этом нет никакой нужды. Он помещает в голову Страшиле смесь опилок с булавками, и Страшила вполне удовлетворен.

Глубоко материалистический характер требования принци­пиальной проверяемости ярко обнаруживается в обсуждении од­ного из коренных постулатов материализма — тезиса о матери­альном единстве мира, отрицающего наличие в мире каких бы то ни было сверхъестественных, нематериальных агентов.

С принципиальной проверяемостью тесно связан тезис о принципиальной наблюдаемости, часто выделяемый в самостоя­тельный методологический регулятив — принцип наблюдаемости. Поскольку я не претендую на жесткую классификацию, то я рас­смотрю его в данном разделе. А так как в нем есть содержание, Как совпадающее с общим требованием проверяемости, так и от­личное от него, я остановлюсь преимущественно на последнем.

В самом общем приближении принцип проверяемости и Принцип наблюдаемости говорят об одном и том же — об эмпи­рической проверяемости следствий любых теоретических по­строений: «В [замкнутой] физической теории допускаются толь­ко такие утверждения, которые так или иначе обоснованы или могут быть обоснованы на опыте (принципиальная наблюдае­мость); те утверждения, которые не могут быть обоснованы опы­том, из физической теории исключаются. Таково содержание принципа наблюдаемости» [Омельяновский, 1973, с. 85]. И еще: «Современная трактовка его (принципа наблюдаемости. — Л.Б.) формулируется в виде требования эмпирической проверяемо­сти, хотя бы следствий, вытекающих из теоретической системы» [Илларионов, Мамчур, 1973, с. 369].

Однако с принципом наблюдаемости связано и определен­ное специфическое содержание, дающее основание для выделе­ния его в некоторый относительно самостоятельный регулятив.

Это специфическое содержание связано прежде всего с его большей (по сравнению с принципом проверяемости) увязанно – стью с вопросами о структуре научной теории вообще (и физи­ческой теории в особенности). Принцип наблюдаемости ставит вопрос о характере теоретических примитивов (исходных теоре­тических конструктов), входящих в состав теории.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Август 20, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.