Принципиальная проверяемость

Фальсифицируемость тесно связана с получением возможно более строгих следствий, т. е. следствий, позволяющих выразить результат в количественно точной форме. Это требование отли­чает современные научные концепции от натурфилософских по­строений. Гипотезы древних натурфилософов или гипотезы Де­карта, как правило, вообще не вели ни к каким эмпирически констатируемым следствиям либо указывали на такие следствия лишь в очень общей качественной форме, не приводя к строгим количественно определенным соотношениям. На современном уровне развития естествознания гипотеза «приобретает права гражданства» лишь в том случае, если ее основные положения получают математическую формулировку, открывая тем самым возможность выведения следствий, допускающих количествен­ное сопоставление с экспериментом. Отличие натурфилософ­ской атомистической гипотезы Демокрита от атомистической Гипотезы XIX в. прежде всего в том, что на основе последней стало возможным получать строгие количественно определен­ные следствия. Возможность получения количественно опреде­ленных следствий представляет, таким образом, существенный Момент принципиальной проверяемости теории во всякой дос­таточно развитой области знания.

Теория, которая не ведет ни к каким количественно опреде­ленным выводам, как правило, может быть совмещена с любыми данными опыта, и это значит, что ее фактически невозможно проверить. Поэтому проверяемость обязательно предполагает получение следствий, допускающих опровержение опытом. То, что не может быть опровергнуто никаким опытом, то, что может быть согласовано с любым исходом опыта, тем самым и не мо­жет быть проверено. Именно в этом смысле требование прове­ряемости совпадает с требованием, чтобы любое научное по­строение допускало возможность своего опровержения.

Подтверждение опытом следствий теории лишь в том случае имеет ценность, если эти следствия могли быть опытом и опро­вергнуты. «Подтверждение» же опытом следствий, о которых за­ранее известно, что они никаким опытом не могут быть опро­вергнуты, вообще не есть подтверждение. Можно согласиться с К. Поппером, правильно отмечавшим, что недостаток теорий типа теории Фрейда в том, что, претендуя на объяснение очень многого, они не указывают никакого пути для их возможного опровержения [Поппер, 1983, с. 241—244]. Такой же характер но­сила, например, и пресловутая «теория» жизненности Т.Д. Лы­сенко, не приводившая ни к одному количественно определен­ному следствию и не указывавшая никаких путей своего возмож­ного опровержения.

Трактовка проверяемости как прежде всего фальсифицируемости теорий была впервые выдвинута К. Поппером и была на­правлена против господствовавшей неопозитивистской точки зрения, обращавшей основное внимание на подтверждение опытом следствий теории. Поппер справедливо указал, что лю­бое научное построение должно стремиться не к подтверждению во что бы то ни стало, а должно прежде всего допускать возмож­ность своего опровержения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Август 20, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.