«Парадоксы» квантовой механики

Теперь рассмотрим «парадоксы», лежащие в основе споров между «копенгагенской» и «эйнштейновской» парадигмами и составляющие ядро философских проблем квантовой механики. Эти парадоксы порождены рассмотрением измерения в кванто­вой механике. Анализируя проблемы, возникающие в связи с процедурами измерения, известный физик В. Гайтлер, следуя положениям «копенгагенской» интерпретации, приходит к за­ключению, что «появляется наблюдатель как необходимая часть всей структуры, причем наблюдатель со всей полнотой своих возможностей сознательного существа». Гайтлер утверждает, что в связи с возникновением квантовой механики «нельзя бо­лее поддерживать разделение мира на «объективную реальность вне нас» и «нас», сознающих себя сторонних наблюдателей. Субъект и объект становятся неотделимы друг от друга» [цит. по: Поппер, 1998, с. 74]. «Мы должны быть благодарны Гайтле – ру, — говорит К. Поппер, — за то, что он дает самую, по-види – мому, четкую формулировку доктрины включения субъекта в физический объект, доктрина, которая в той или иной форме присутствует у Гейзенберга в «физических принципах кванто­вой теории» и во многих других (в частности, у фон Неймана. — АЛ.)…» [Там же].

Однако никаких подобных проблем в реальной работе фи­зика, как уже было сказано, не возникает.  Квантовая механика столь же объективна, как классическая механика. С излагаемой здесь точки зрения все эти «парадок­сы» следствие игнорирования наличия операциональной части и следующей из этого неадекватной постановки вопросов. Все они так или иначе связаны с  неправомерным растворением границы между операциями измерения и явлени­ем, основанным на механицистской (физикалистской) редук­ционистской натурфилософской картине мира в духе Лапласа.

Чтобы понять происхождение мифа об особой роли субъекта и сознания в квантовой механике, рассмотрим два основных «парадокса», связываемых с процессом измерения в квантовой механике — «кошки Шрёдингера» и «редукции (коллапса) вол­новой функции».

В известном мысленном эксперименте «кошки Шрёдингера» кошка сидит на бомбе (или сосуде с синильной кислотой), взрывное устройство которой запускается радиоактивным ато­мом и счетчиком Гейгера. Описывая с помощью волновых Функций не только радиоактивный атом, запускающий «адскую Машину», но и всю систему, включая кошку, Шрёдингер прихо­дит к парадоксу (см. [.Леггетт, 1986]). Парадокс состоит в том, что при применении ко всей системе, включая кошку, квантово-механического описания, наряду с предполагаемыми «чистыми» состояниями, отвечающими живой и мертвой кошке, описываемыми соответственно волновыми функциями Ψж и ΨМ, согласно принципу суперпозиции что-то должно отвечать и суперпозиции волновых функций этих чистых состояний Ψ = = аΨж + bΨм, т. е. состоянию, когда кошка «ни жива, ни мерт­ва», что явно противоречит здравому смыслу.

Страницы: 1 2 3

Сентябрь 9, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.