О человеческом бытии

На дальнейшие дискуссии о герменевтике как методологии гуманитарного познания оказали существенное влияние идеи немецкого философа Мартина Хайдеггера (1889—1976), одного из наиболее влиятельных философов XX в., заложившего осно­вы учения экзистенциалистов.

Его учение перевернуло традиционные философские пред­ставления о человеке и о познании. Классическая философия видела в человеке главным образом «познающего субъекта» и отождествляла его с сознанием. Хайдеггер же говорит не о субъ­екте и не о сознании, но о смертном (и в этом смысле конечном) человеческом существе. Он выбирает термин Dasein, который иногда переводят как «тут-бытие» или как «присутствие», что, наверное, лучше. Выбор данного термина призван подчеркнуть, что исходной характеристикой человека (мы бы даже сказали, его судьбой) является то, что он есть «бытие-в-мире». Он «забро­шен» в определенное место и время, в ситуацию. При этом речь вовсе не идет о том, чтобы человек «подлаживался» к миру. Нет, в изображении Хайдеггера человек бросает вызов ситуации, в которую он заброшен, чтобы сбыться, обрести самого себя, не­смотря ни на что.

Человек, чье существование является бытием-к-смерти и ко­торый сознает это, задается вопросом о смысле бытия. Человек ищет бытие, он открыт бытию, пытается услышать его зов, и эту открытость Хайдеггер называет пониманием. Поэтому герме­невтика превращается у него и его последователей из методоло­гической концепции в учение о человеческом бытии. Что же каса­ется проблемы «герменевтического круга», то «Хайдеггер отме­чает, что «круговой» структурой обладает не только историческое, но и всякое познание вообще. И это по той при­чине, говорит Хайдеггер, что понимание (герменевтика) состав­ляет онтологический базис самого человеческого существова­ния… Бытие есть круг, а потому и всякое познание тоже проте­кает как движение в круге. Но к этому кругу Хайдеггер относится иначе, чем Шлейермахер или Дильтей: он считает, что самое главное — правильно войти в него, в то время как эти его пред­шественники стремились решить задачу, как из этого круга вый­ти. Что касается выхода из круга, то Хайдеггер склонен думать, что такой выход невозможен, да и не нужен» [Гайденко, 1997, с. 412-413].

Таким образом, понимание выступает не как результат, кото­рого можно достичь и успокоиться. Оно возможно только как постоянное усилие понять, т. е. сохранять открытость навстречу понимаемому. Без такого усилия нет понимания.

Страницы: 1 2 3

Сентябрь 8, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.