Физический эксперимент и естественная наука как специфические сочетания математизированной натурфилософии и технических операций

Очень важным для понимания естественной науки момен­том является осознание принципиальной границы, проходящей между исследуемым объектом и операциями приготовления и измерения. Она оказалась смазанной в рефлексии квантовой ме­ханики. Чтобы четче показать эту границу, обратимся к исто­рии. Это поможет показать и различие между умозрительной по своей сути натурфилософией и пронизанной экспериментом ес­тественной наукой.

Возникшую в XVII в. физику часто характеризуют как мате­матизированную и экспериментальную науку. Это действитель­но две важнейшие характеристики физики. Но что они означа­ют? Чтобы ответить на этот вопрос, обратимся опять к галилеевской теории падения тела, где эти черты уже в полной мере проявляются. Именно здесь сливаются в новое целое — физику Нового времени — три компоненты культуры, характерные еще для Древней Греции: натурфилософия (философия природы), математика и искусство инженера-механика. Натурфилософия умозрительна и онтологична по своей сути. Она начинается в Древней Греции с Фалеса, утверждавшего, что «все есть вода»; образцом развитой натурфилософии можно считать атомизм Левкипа—Демокрита. Образец математики в виде геометрии

Евклида вырастает в древнегреческой философии в рамках платоно-пифагорейской линии. Эти две линии сливаются у Галилея и Ньютона в математизированную натурфилософию в образе «Книги Природы, написанной на языке математики» (естест­венно, Богом). Физический эксперимент и физика как естествен­ная наука рождаются на пересечении натурфилософского умозре­ния и механического искусства, представлявших собой две разные линии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Сентябрь 2, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.