Сочетание рационализма, конструктивизма и реализма в объектном теоретико-операциональном подходе

Важной чертой описанного галилеевского подхода являемся то, что он, по своей сути, во-первых, является рационалистиче­ским, ибо основное его утверждение — равноускоренность паде­ния тела — постулат разума, а не обобщение опыта (из опыта бе­рется только утверждение об ускоренном характере движения). Во-вторых, он является конструктивистским, так как новый ПИО реализуется в эмпирическом материале в результате ПИО-эксперимента с помощью операций приготовления и из­мерения, теоретическая часть порождает «модель для». Этот ход постоянно применяется при определении ПИО. Так, в классиче­ской механике аналогом пары «вакуум — среда» будут: пара «прямолинейное равномерное движение — сила» — в первом за­коне Ньютона и «сила и инерциальная система отсчета» — во втором законе Ньютона. Ведь «инерциальная система отсчета» определяется как такая, в которой этот закон верен. Она вводит­ся постулативно, а задача ее нахождения решается конструктив­но с помощью привязки ее к поверхности Земли, центру Солн­ца, множеству удаленных звезд или реликтовому излучению. В силу этого конструктивизма природа оказывается «совокуп­ным объектом естествознания («наук о природе») [Юдин, 1986, с. 529]. Эта же мысль, как мне представляется, стоит за концеп­цией X. Патнэма, утверждающего, что «сознание и мир совмест­но составляют сознание и мир» [Патнэм, 2002, с. 11].

Но этот «рационалистический конструктивизм» существен­но отличается от «эмпирического конструктивизма» ван Фраассена. Во-первых, галилеевский «рационалистический конструк­тивизм» относится к ПИО-типу работы. Во-вторых, ван Фраассен требует лишь эмпирической адекватности теории (модели) и яв­ления. У него, как и у конвенционалистов, сама модель носит ин­струментальный и условный характер. В предлагаемом «объект­ном теоретико-операциональном» подходе речь идет не только

Страницы: 1 2 3 4

Август 31, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.