Эпистемологический анархизм П. Фейерабенда

Фейерабенд выступает против вытеснения наукой практик парапсихологии (известной у нас как экстрасенсорика) и астро­логии, ссылаясь на успешность близкой им по духу восточной ме­дицины. К этому же семейству практик можно добавить широко культивирующиеся на Западе постфрейдистские психологические практики, особенно с выходом в коллективное бессознательное (обзор их содержится в [Гроф, 1993, гл. 3]). Содержащийся в прин­ципе пролиферации Фейерабенда призыв «держать глаза откры­тыми и не ограничивать себя заранее» и культивировать в куль­туре разнообразие вполне здрав, но из него не следует, что надо некритически верить всему, что говорят, и что степень обосно­ванности, скажем, утверждений физики и астрологии равна.

Что касается различия между наукой и религией, то здесь просматривается несколько иная линия, чем в различии между наукой и мифом. Христианская религия, столкнувшись со сфе­рой политической власти еще в Древнем Риме, изначально при­няла принцип разделения: «Богу — богово, кесарю — кесарево». Тот же принцип был применен в Новое время по отношению к науке и технике: за религией осталась душа (внутренний мир че­ловека), а в плане упорядочения мира природы (внешнего мира) первенство было отдано естественной науке, соответствующие же части Писания были переосмыслены как иносказания. По тому же пути пошла приводимая Фейерабендом в качестве при­мера Япония, для которой европейская наука и техника были ти­пичным историческим вызовом, на который надо было найти ответ, чтобы выжить. Наука и техника сегодня составляют некую общепризнанную данность (среду) в глобальном масштабе, но не благодаря «пропагандистским и рекламным акциям» и не по­тому, что «научный рационализм выше всех альтернативных традиций» объективно (в рамках постпозитивизма нет места для подобного утверждения). Ситуация здесь, следуя постпозити­вистской логике Куна, аналогична спору между, скажем, теорией относительности Эйнштейна и эфирными теориями. Сообщество в XX в. выбрало теорию Эйнштейна. Сторонники альтернатив­ных теорий находятся в абсолютном меньшинстве, но живы. Воз­можно, в XXI в. что-то из их идей будет востребовано, но никаких оснований, скажем, давать на государственном уровне равный ре­сурс всем идеям нет. Ресурс общества ограничен. Можно обсуж­дать минусы такой системы распределения ресурса, но нельзя брать в качестве альтернативы анархистский принцип.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Сентябрь 9, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.