Эпистемологический анархизм П. Фейерабенда

Исходя из этого, он утверждает свой анархистский принцип: «единственным принципом, не препятствующим прогрессу, яв­ляется принцип «допустимо все» (anythinggoes)» [Там же, с. 153]. С этой точки зрения оказываются бессмысленными методологи­ческие критерии верификационизма и фальсификационизма, а также принципы соответствия, недопустимости противоречия, избегания гипотез ad hoc, простоты и пр. Этот «анархистский» принцип, с точки зрения Фейерабенда, подтверждает история науки, которая демонстрирует, «что не существует правила… ко­торое в то или иное время не было бы нарушено… Такие наруше­ния не случайны… Напротив, они необходимы для прогресса науки» [Там же, с. 153].

Эти центральные моменты своей концепции Фейерабенд ил­люстрирует на примере описания способа, «с помощью которого Галилей справился с важным контраргументом против идеи вра­щения Земли». Фейерабенд подчеркивает, что «справился», а не «опроверг», ибо в этом случае мы имеем дело с изменением кон­цептуальной системы (включающей «естественную интерпрета­цию». — А.Л.), а также с несомненными попытками скрыть это обстоятельство» [Там же, с. 203]. Согласно Фейерабенду, Гали­лей меняет старую «естественную интерпретацию» на новую, ис­пользуя внушение и пропагандистские уловки [Там же, с. 213].

Такова суть содержательной критики Фейерабендом предше­ствующей позитивистской философии науки. Но на этом он не останавливается и проводит свою логическую линию до конца, приходя к абсурду. Из тезиса о несоизмеримости теорий он вы­водит возможность защиты любой концепции от внешней кри­тики, а отсюда равенство любых систем утверждений (характер­ная черта постмодернизма — широкого философского течения последней трети XX в.).

Из принципа пролиферации и гуманизма, понимаемого как «бережное отношение к индивидуальности», ведущее к «плюра­лизму теорий и метафизических воззрений», Фейерабенд выво­дит равенство всех мировоззрений вообще и в том числе рацио­нально-научного, иррационально-магического (мифологиче­ского) и религиозного. Из этого для него следует вывод о необходимости отделения рационально-научного мировоззре­ния, подобно религиозному, от государства, что означает пре­кращение обучения наукам в школе. Ибо наука, как показывает критика постпозитивистов и его собственная, не имеет дела с объективной истиной и потому подобна религии. Поэтому нет оснований выделять ее по отношению к религиям и мифологи­ческим традициям, включая в школьную программу. Для Фейерабенда все это (современная наука, античная мифология, ма­гия, религия) лишь разные «исторические феномены» [Там же, с. 139, 141, 179—185, 456—457], разные формы упорядочения мира. «Наука гораздо ближе к мифу, чем готова допустить философия науки. Это одна из многих форм мышления, разработанных людьми, и не обязательно самая лучшая» [Там же, с. 450].

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Сентябрь 9, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.