Эволюционная эпистемология К. Поппера и С. Тулмина

Реалистический и конструктивный эмпиризм сегодня, как и столетие назад, ищут себе опору соответственно в классической и неклассической физике. «В то время, когда в теории домини­ровали механистические теории, — говорит симпатизирующий аргументам ван Фраассена представитель «прагматического реа­лизма» Эллис, — было легко представлять, что цель науки со­стоит в открытии и описании лежащих в основе мира механиз­мов природы… Но образ науки сильно изменился с тех пор, и доминирующие теории более не являются механистическими. Подумайте теперь о квантовой механике или геометродинамике. Является ли научный реализм после этого все еще философией науки, которую… действительно необходимо принять? Я пола­гаю, — продолжает Эллис, — что многие физики, занимающиеся теорией пространства-времени и квантовой механикой, будут весьма удивлены предположением, что теории, которые они при­нимают и с которыми работают, могут быть буквально истинны­ми, так как они вовсе не имеют никакой ясной концепции о ре­альности, которой эти теории должны соответствовать. И мне со­вершенно ясно, что многие из них согласятся с ван Фраассеном, что цель науки — только давать нам теории, которые являются эмпирически адекватными» [Fraassen, 1980, р. 50].

Различные направления утонченного реализма в своей кри­тике «метафизического реализма» временами сливаются с дру­гим оппонентом — «конструктивным эмпиризмом», по-разному ослабляя исходное реалистическое понимание истины.

Общим для защитников реализма является утверждение, что то, против чего выступает ван Фраассен, — это «наивный», или «метафизический», реализм (очень близкий реализму М. План­ка). Современные реалисты эту позицию защищать не берутся и, не принимая крайнего конструктивизма ван Фраассена, предлагают различные варианты «реформированного» реализ­ма. Ярким представителем последнего является «критический рационализм» Поппера—Лакатоса.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Сентябрь 4, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.