Проблема совести моральной философии

Западная философия морали XX в. сосредоточила свое внимание почти исключи­тельно на изучении феноменов морального сознания — его идей, понятий, сужде­ний, терминов, установок, чувств. Несмотря на разнообразие подходов и философ­ских традиций, во всех случаях предметом этического рассмотрения выступают те или иные акты сознания и их продукты — моральный язык в логическом позити­визме и лингвистическом анализе; идеи добра и должного в интуитивизме; мораль­ные чувства, эмоции, одобрения, желания, расположения в аффективно-волютивных и аппробативных концепциях разного рода; внутренний мир человека и его проекция вовне, «жизненный мир», субъективное отношение индивида к своим акциям в экзистенциализме и т.д. И даже тогда, когда речь идет о каких-то иде­альных сущностях-значениях (как, например, в немецкой феноменологической этике ценности), то это не что иное, как гипостазированные в виде самодовлеющих экзистантов явления морального сознания. Дело не просто в том, что явлениями морального сознания ограничивается предмет этики. Сами эти явления выступают для теории морали как некоторые первичные данности, изначальные факты или сущности, подлежащие не выведению и объяснению, а описанию и воспроизведе­нию, как они представляются сознанию.

В англосаксонской этической традиции одной из центральных проблем стал вопрос о соотношении факта и ценности, знания и оценки, описания и предписания, сущего и должного, который обсуждается и решается в основном средствами эпис­темологии, логики и анализа обыденного морального языка. При таком подходе к вопросу мы имеем дело с тем, как моральный субъект смотрит на мир и как о нем судит, какие употребляет понятия и суждения и каким образом соотносит различ­ные модальности языка. Но, не выходя за границы эпистемологии и языкового анализа, мы не в состоянии объяснить, откуда вообще возникает такое отношение человека к миру. По нашему убеждению, здесь заключена проблема совершенно иного рода — понимание морали как специфического социального механизма, осо­бым образом регулирующего человеческое сознание и действие. В этом состоит один из принципов марксистского подхода к явлениям нравственного сознания — выведение этих явлений из общественных отношений, из тех своеобразных детер­минаций поступков, мотивов и их оснований, которые составляют мораль.

Каждое явление морального сознания или языка — это идеальное выражение того или иного морального отношения. Если, скажем, некто говорит себе: «Мой

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Сентябрь 23, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.