Мораль и история человечества

Можно теперь подвести итоги кантовскому рассмотрению природы морали. Под­линный замысел этической концепции (или, наоборот, ее объективное значение и смысл, не всегда явный для самого автора) обнаруживается при соотнесении абстрактно-теоретической схемы с действительностью исторического бытия человека и его реальным жизненным опытом. Специально-этические работы Канта написа­ны в ключе умозрительного философствования относительно человека «в поня­тии», «чистого практического разума» и его имманентной логики. Он к тому же вполне последовательно освобождает свою теорию морали от всего того, что может быть сочтено объяснением механизмов и фактических детерминант поведения людей и движения социального процесса. И тем не менее Кант совсем не безраз­личен к тому, какое же отношение его нравственная доктрина имеет к истории человечества и общественно-практическому опьггу многих поколений. Здесь и рас­крывается истинный смысл, жизненная мотивировка и значимость его отвлеченных построений.

Восстановим в самых общих чертах идейно-смысловую направленность эти­ческой теории Канта, понимания им природы морали. Критика традиционного для этики натурализма, очевидно, имеет вполне определенную идеологическую значи­мость. Подразумевается в действительности разоблачение системы воззрений lais­ser faire, того способа «оправдания природы» в ее стихийной разумности, которая все устраивает к лучшему сама собой. Рациональная организация социального мира в этих воззрениях изымается из прерогатив авторитарной государственной политики и отдается в ведение рассудочного благоразумия частного индивида, его «разумного эгоизма». Оценивая данную концепцию, Кант проявляет известную историческую трезвость, понимание того, что классическое «гражданское общест­во» представляет собой необходимую ступень в движении социального прогресса.

Он не отвергает вообще возможность благоустроения социального мира по­средством взаимодействия «естественных» интересов, т.е. стихии частнособствен­нических мотивов. Но он возвышается над идеологами «разумного общества» бла­годаря тому, что отказывает этой стихии в духовной санкции. Гражданское обще­ство функционирует, как «автомат», но не как сообщество разумных существ, обладающих свободной волей. Кант отказывается видеть здесь царство воплоще­ния нравственных принципов, но вместе с тем не встает в позу оскорбленного в своих лучших чувствах моралиста, проклинающего человеческие пороки. Напро­тив, он благославляет (по его же собственному выражению) природу за то, что она внушила людям «ненасытную жажду обладать и господствовать», сделала их эго­истами и честолюбцами, конкурирующими между собой и находящимися в общест­ве в состоянии «полного антагонизма» [72, т. 6, 12, 13]. Ибо только таким обра­зом человек мог пробудиться от первобытной «природной лени», блаженного неве­дения и прозябания в естественной дикости.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Сентябрь 23, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.