Проблема человеческой свободы

В этике узлом контроверз между детерминистами XVII—XVIII вв. и сторонни­ками свободы воли стал вопрос о том, как возможна мораль. Последние указыва­ли, что без свободы выбора нравственность была бы невозможной — противопо­ставление порока добродетели утратило бы всякий смысл, ибо в действиях челове­ка не было бы ни заслуги, ни вины; он не нес бы ответственность за содеянное, ибо оказался бы невменяем; было бы несправедливо его хвалить и осуждать, награж­дать и наказывать, а сам он был бы неспособен раскаиваться в своих проступках (не обладал бы совестью).

Детерминисты же подвергли осмеянию такое моралистическое доказательство свободы воли (П. Бейль), называя его «словесными ухищрениями» (Дж. При­стли), «схоластической доктриной», которую «моралисты изобрели» для обоснова­ния понятия добродетели как чего-то якобы отличного от естественной обусловлен­ности человеческого поведения (Д. Юм). Да и само понятие «добродетель», как и представления людей о похвальном и постыдном, заслуге и грехе, добре и зле, на этой основе подчас объявлялись «предрассудками» и «воображением», а раскаяние и муки совести — выражением несовершенства человека, ложными чувствами, проистекающими из незнания и неспособности человека во всем поступать по разу­му (Б. Спиноза). Способность человека совершать поступки в этой традиции ин­терпретировалась как подчиняющаяся естественным законам, подобна любому другому событию в природе. Детерминанты же человеческого действия рассматри­вались как принципиально однопорядковые: в XVIII в. «духовные причины» (внутренние побуждения, мотивы, основания решения) часто отождествлялись с «физическими» (П. Гольбах, Дж. Пристли, Д. Юм), в них видели лишь психофи­зиологические процессы взаимодействия явлений в сознании, неумолимо и безаль­тернативно приводящие к тому или иному поступку.

Правда, именно детерминисты XVIII в. вводят в основания морали специфи­чески социальные соображения. Вопрос об оправданности наказаний и наград ре­шался следующим образом. Человека должно наказывать и поощрять именно по­тому, что это такие же факторы, воздействующие на его поведение, как и другие причины. Социальная санкция осуществляется не по принципу воздающей спра­ведливости, а по соображениям общественной целесообразности: она нужна для того, чтобы добиться от человека требуемого нам поведения. Тем самым вопрос о личной вменяемости и нераздельной ответственности (заслуге и вине) человека был, по сути дела, вообще снят, будучи замещен соображениями полезности и эффективности социального воздействия.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17

Сентябрь 19, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.