Переход от теоретического практическому разуму, или как возможна человеческая свобода

В заключительной части «Критики чистого разума» Кант формулирует свои зна­менитые три вопроса, к которым сводятся все интересы человеческого разума: Что я могу знать? Что я должен делать? На что я могу надеяться? Соотношения между этими фундаментальными проблемами духа у Канта выглядят весьма сложными, подчас противоречивыми. Первый вопрос — теоретико-познавательный, гносео­логический; на него и отвечает «Критика чистого разума». Второй — практичес­кий, а более узко — этический; он касается сознательного выбора человеком своей линии поведения. Третий, хотя сам Кант и сводит его подчас к религиозной теме, по содержанию своему значительно шире, затрагивает тему судьбы человека, его упований на будущее, возможности осуществления им своего назначения, условий полной реализации и вознаграждения его практических усилий где-то в завершаю­щем итоге (имеется в виду не только божественный план и потустороннее воздая­ние, но также и «естественная телеология» и дальнейший ход истории).

Все три вопроса являются мировоззренческими, составляют проблему общей ориентации человека в мире, они касаются того, что есть, должно быть и возможно. В этом их неразрывная взаимосвязь. Но в том-то и дело, что у Канта между этими проблемными областями образуется пропасть. Он полагает, что два последних во­проса — относительно практических решений и жизненных ожиданий — решаются и независимо от того, что мы можем достоверно знать о предметном мире. Это лишь вопросы о собственной ситуации и внутренней возможности самого человека, а не о том, что происходит во внешней ему действительности. В этом заключена антипро­светительская тенденция Канта, сделавшая его давним прорицателем той линии в западноевропейской философии XX в., в которой «воздержание» (гуссерлевское «эпохе») от научно-познавательного реконструирования предметного мира было провозглашено единственно подлинным способом самосознания человека.

Кант рассуждает так. Есть ряд кардинальных проблем, разрешение которых совершенно необходимо человеку для принятия той или иной жизненно-практичес­кой позиции — для выбора конкретных действий и осознания самой возможности этого выбора, чтобы обрести веру в конечный смысл совершающегося и совершае­мого, усмотреть конечную перспективу в происходящем (к чему все идет) и быть уверенным в своей судьбе (жизненные ожидания). Но решить эти проблемы в области собственно познания, эмпирического опыта и теоретического реконструи­рования мира невозможно. В сфере смысложизненных вопросов человек, как пред­ставляется Канту, мыслит (точнее, выбирает, ожидает и уповает) совсем не так, как в области объективно-предметного познания. (Он, как это будет представлено позднее в XX в., «проецирует себя в мир» и «привносит в него свой смысл», но не теоретизирует и не раскрывает для этого противостоящее ему сущее.)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Сентябрь 17, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.