Принцип верификации

Такова центральная концепция одного из ведущих предста­вителей логического позитивизма Р. Карнапа. Но все варианты логического позитивизма опирались на концепцию протоколь­ных предложений, с которыми, как оказалось, было не все гладко. «В основе развиваемых в рамках логического позитивизма кон­цепций (подробно они изложены в работах Э. Нагеля, Р. Карна­па, К. Гемпеля) лежало предположение о том, что в структуре языка науки можно выделить язык, который состоит только из терминов и предложений наблюдения, — так называемый «язык наблюдения». «Считалось, что эти предложения обладают сле­дующими особенностями: а) они выражают «чистый» чувствен­ный опыт субъекта; б) они абсолютно достоверны, в их истинно­сти нельзя сомневаться; в) протокольные предложения ней­тральны по отношению ко всему остальному знанию; г) они гносеологически первичны — именно с установления прото­кольных предложений начинается процесс познания» [Никифо­ров, 1991, с. 252].

Но по мере того как осознавались трудности описания с по­мощью этого языка не только теоретической, но и эксперимен­тальной работы в области физики и других естественных наук, концепция «протокольных предложений» проходила через ряд стадий.

Первая — это стадия «протокольных предложений» феноменалистического языка, которые мыслились как выражающие «чистый опыт» без какого-либо его понятийного истолкования (типа «Я теперь гневен» или «Сейчас я вижу зеленое»).

Вторая стадия — понятие «протокольных предложений», вы­раженных в так называемом физикалистском языке, фиксирую­щем пространственно-временные связи (типа «Карл был гневен вчера в полдень»). Последняя, третья стадия — понятие «предло­жений наблюдения» вещного языка, предложения и термины ко­торого обозначают чувственно воспринимаемые вещи и их свой­ства (типа «Эта точка выше и правее той») [Швырев, 1977, с. 105-106].

На всех этих стадиях «твердый, несомненный эмпирический базис науки сохраняется. Термины наблюдения заимствуют свои значения из чувственного опыта; этот опыт, в свою оче­редь, определяется работой органов чувств, а поскольку органы чувств у людей не изменяются, постольку эмпирические терми­ны и состоящие из них протокольные предложения оказывают­ся нейтральными по отношению к теоретическому знанию и его изменению. Как для Аристотеля, так и для Ньютона, и для Эйнштейна листья деревьев были зелеными, а небо — голубым. Протокольный язык этих мыслителей был одним и тем же, не­смотря на различие их теоретических представлений. Сохраня­ется и гносеологическая первичность языка наблюдения: про­цесс познания начинается с констатации фактов, с установле­ния протоколов наблюдения; затем наступает очередь обобщения результатов наблюдения» [Никифоров, 1991, с. 253].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Август 20, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.