Решение проблемы историческим материализмом

В историческом развитии марксистского учения проблема отношения философии к моральному воззрению решалась в рамках более широкого вопроса — обращения философии к социальной практике, создания теории революционного преобразова­ния. Последняя задача включала для Маркса и Энгельса два тесно взаимосвязан­ных момента. С одной стороны, историческое понимание имманентных законов развития социальной действительности как теоретическая предпосылка практичес­кой деятельности и тем самым — преодоление философско-исторического идеа­лизма, согласно которому эмпирия социальной реальности подчиняется самодви­жению некоторой идеи (Гегель) или должна согласоваться с идеализированным представлением об «истинной сущности человека» (младогегельянство).

С другой же стороны, решение проблемы действительного преобразования су­ществующих условий (а не только их идеологической критики), которое опиралось бы на существование реальных предпосылок действия; осознание того, что всякая, в том числе и нравственная, критика имеет смысл только при наличии действитель­ных предпосылок преобразования, имеющихся под рукой средств, — критика, ко­торая тем самым становится «критикой оружием». Обе эти стороны марксистского воззрения подрывали почву под критическим и апологетическим морализировани­ем в области истолкования исторического процесса, были направлены против того, чтобы подвергать отрицанию или оправданию сущее посредством самодостаточных идей, с которыми действительность должна согласоваться.

На том раннем этапе формирования марксистской концепции, которая нашла отражение, например, в «Немецкой идеологии», решение означенной двуединой задачи резюмировалось в следующих результатах.

Философия, равно как и нравственность, религия и другие формы сознания, являются лишь идеологией, т.е. производными от реальной социальной практики, но притязавшими до сих пор на объяснение или оправдание этой практики из самих себя. Тогда как действительное «понимание истории… остается все время на почве действительной истории, объясняет не практику из идей, а объясняет идейные образования из материальной практики…» «Таким образом, мораль, религия, ме­тафизика и прочие виды идеологии… утрачивают видимость самостоятельности. У них нет истории, у них нет развития» [2, т. 3, 37, 25]. Иными словами, фило­софское, как и нравственное, воззрение на историческую действительность отнюдь не является «истиной» истории, правомочным судом и приговором над ней, а на­против, само есть порождение истории, из нее может быть выведено и объяснено. Соответственно извращенные формы сознания «могут быть уничтожены не духов­ной критикой… а лишь практическим ниспровержением реальных общественных отношений, из которых произошел весь этот идеалистический вздор… не критика, а революция является движущей силой истории…» [там же, 37].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

Сентябрь 1, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.