Постановка проблемы. Понятие морали

Философское мышление о мире никогда не было простым описанием, безучастным изображением картины внешней действительности; оно всегда содержало в себе определенную позицию взирающего на мир субъекта, выражало то или иное отно­шение человека к сущему. И это отношение заключено в самом специфическом предмете философского мышления. Если наука в любой ее конкретной форме изу­чает мир объектов и всякий свой предмет изучения (в том числе и человеческое сознание) превращает в объект, подлежащий воспроизведению в его внутренней логике, «как он есть», в отвлечении от познающего субъекта, то философия ставит вопрос как раз об отношении субъекта к объекту, сознания к бытию, человека как мыслящего и действующего субъекта к миру в целом.

Проблема местоположения человека в мироздании и общественной реальности, конечно же, затрагивается и решается в том или ином плане и в рамках конкретных наук — не только в науках о человеке, скажем, социологии и психологии, физической антропологии, но и в такой удаленной от человековедения дисциплине, как астрономия. Но место человека в мире, понимаемое как целостно-универсальная зависимость и взаимодействие, его активно-субъектное отношение к миру в материальной и духовной практике — предмет собственно философский. Под «местом человека в мире» здесь подразумеваются уже не просто пространственно-временные координаты или предметно-структурные зависимости, не только те материальные воздействия и преобразования, которые человек способен осуществлять в окружающей дейст­вительности (что может быть отображено и в любой прикладной или технической науке), но прежде всего способность человека быть субъектом в своих материаль­ных и духовных акциях, в историческом развитии и в своем мышлении о мире.

Конечно, эта субъектность человека в истории философии представлялась раз­личной. Она могла рисоваться и в виде подчинения человека космосу (что в древ­негреческой философской лексике выражалось посредством понятия «логоса» и его проявлений: с одной стороны, «ананке», «мойры», «эймармене», судьбы и рока, а с другой — «пронойи», провидения, предназначения, задания человеку). У Гегеля это — приобщение (прежде всего чисто духовное) человека к логике абсолютной идеи; в марксизме же — активно-преобразовательное отношение человека к миру, практика. Но так или иначе самые общие философские понятия и представления об универсуме являлись одновременно способом человеческого самосознания, воспри­ятия себя в мире и значения мира для себя, а потому любая философская система и была выражением какой-то жизненной позиции (общемировоззренческой, соци­ально-исторической, классовой и партийной), что далеко не всегда можно сказать о любой конкретной науке. Миропонимание в философии — это не просто тот или иной угол зрения или перспектива видения, но активно-субъектная, в конечном счете практическая установка и ориентация.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Август 28, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.