Основание нормы и мышление по способу целесообразности

До сих пор мы говорили о том, каким образом моральные нормы и принципы определяют решение, выбор и действие человека. Но сами они при – этом выступали как нечто уже данное, «готовое», известное. Теперь же нам предстоит посмотреть на то, как эти нормы и принципы возникают в сознании и получают свое основание. Являют­ся ли они выражением целерациональной способности мышления человека?

В истории этики неоднократно высказывалась точка зрения, что если применительно к отдельному действию норма морали выступает как долженствование, то сама она осно­вывается на понятии блага. Наиболее четко эту точку зрения выражает так называемый «ограниченно-утилитарный» способ обоснования норм: если отдельное действие, согла­сующееся с нормой, не обязательно приводит к максимально полезному результату, то само общее предписание исходит из того, что его повсеместное исполнение имеет следст­вием максимальный перевес блага — пользы, наслаждения, счастья — над злом. Мо­ральная норма обосновывается по принципу общей целесообразности. В основе такого воззрения на мораль и на происхождение ее норм лежит не всегда явно высказываемое убеждение в том, что люди в обществе вырабатывают нравственные нормы, руковод­ствуясь соображениями целерациональными, т.е. сперва рационально уясняя себе свои общественные потребности и цели, а затем, на основе понимания причинно-следствен­ных отношений, действующих в социальной жизни, столь же рационально формулиру­ют нормы поведения как средства осуществления этих потребностей и целей.

Такой способ рассуждения имплицитно лежит в основе известной концепции «со­циального договора»: осознавая свои собственные, личные интересы, страдающие в обстоятельствах «войны всех против всех» или неосуществимые в условиях меж­индивидуальной разобщенности, люди в конце концов понимают, что для них же лучше, если они будут подчинять свои действия некоторым общим нормам, прави­лам взаимопомощи и велениям общественной воли.

Две посылки образуют условия такого способа рассуждения. Во-первых, пред­ставление о том, что всякое «общее благо» и любая вообще социально-историчес­кая потребность есть суммарная производная от интересов множества отдельных индивидов; что в конце концов каждому человеку в отдельности «самому же вы­годно» в чем-то ограничить себя, если все другие будут поступать таким же обра­зом; что всякое благодеяние в виде помощи другому, жертвы или самоограничения в конце концов вернется к совершившему его в виде личной выгоды через общест­венное взаимодействие. Во-вторых, при этом предполагается, что в социальном масштабе, как и на уровне выбора индивидуального действия, общая норма форму­лируется на основе рационального понимания людьми создавшейся ситуации, по­стижения социальных причин и следствий и осознания людьми своих совместно – общественных потребностей. Обе эти посылки не выдерживают исторической про­верки.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

Сентябрь 20, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.