Проблема должного и ценного в истории этики

В подавляющем большинстве этических концепций категория блага, ценности выступает как основополагающая в морали. Сюда прежде всего надо отнести гедонистически – эвдемонистическую традицию, представленную множеством школ, существовавших в самые разные времена, включая концепции Демокрита, Аристиппа, Эпикура, Лукреция, Т. Гоббса, Д. Юма, П. Гассенди, французских и английских материалистов

XVIII в., утилитаристов, Л. Фейербаха, Дж. Сантаяны, Д. Дрейка, М. Шлика, позднего Б. Рассела и множества других философов. В это же направление, в котором понятие блага рассматривается как исходная категория морали, следует включить самые разнородные по своим посылкам этические теории Сократа, Пла­тона, Аристотеля, Б. Спинозы, А. Шафтсбери, Ф. Хатчесона, А. Смита, Г. Сиджуика, а в XX в. — Н. Гартмана, Дж. Мура и его многочисленных последовате­лей в рамках школы аксиологического интуитивизма. Концепции, в которых осно­вополагающим понятием этики выступает категория должного, и их приверженцы менее многочисленны. Здесь можно назвать древних стоиков и киников, Лютера, Канта, Киркегора, некоторых сторонников теории нравственного чувства в XIX— XX вв. деонтологических интуитивистов Ч. Брода и Э. Юинга, аналитика

P.M. Хеара.

Почему в истории этики явно преобладала первая тенденция? В самых общих чертах это можно объяснить следующим образом. Поскольку основная задача этики виделась в философском объяснении содержания нравственных требований к человеку (для чего они нужны человеку или обществу, какова их природная, социальная или сверхъестественная целесообразность), постольку, естественно, всякое долженствование основывалось в конечном счете на понятии ценности («высшего блага», пользы, интереса или цели). Кроме того, этическая теория была озабочена тем, чтобы представить моральные требования к человеку как его же собственное стремление и чувство (естественное, разумное или богом в нем зало­женное доброе начало). С этой точки зрения долг человека обретал облик его же собственного блага (средства достижения земного или потустороннего счастья, на­слаждения или высшего, духовного блаженства). Первоочередной задачей этики было убедить человека в том, что он сам внутренне заинтересован в исполнении моральных законов. С этой точки зрения, далее, человек в своем сокровенном, пусть сколь угодно далеко скрьггом, существе — «по природе» или «от бога» — добр. Или же, как представлялась данная проблема Сократу: если человек видит, что для него является благом, то он просто неспособен предпочесть зло.. В крайнем выражении такая трактовка человека выража­лась в том, что истинной добродетелью признавалось только совершение благих деяний без внутреннего принуждения, по спонтанному чувству и непосредственно­му побуждению. В более умеренной интерпретации задача человека рисовалась как просветление чувства разумом, как такое нравственное воспитание, в результате которого человек делает принципом своего поведения свою «подлинную природу».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Сентябрь 7, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.