Класс как субъект морального требования

Такова в самом общем виде разгадка взаимной внутренней сопричастности морального воззрения и классической философии Нового времени (отчасти также и античности), глубоких проникновений второй в первую и одновременно некрити­ческого воспроизведения некоторых форм специфически нравственного мышления под видом философии (что, однако, уже классическая философия пыталась по – своему преодолеть). И в этом же причина того, что специфическая логика мораль­ного мышления оказывается либо внешне-непроницаемой для сциентистского воз­зрения (представленного в современных формах позитивизма), либо растворяется в синкретном потоке жизненного бытия (в экзистенциализме).

Однако указанное совпадение относится в морали не к каждому конкретному случаю и не к «эмпирическому человеку», каковой повседневно встречается «в жизни», не к фактическим общественным нравам и состояниям, а к тому, какими они должны быть. В этом смысле нравственность совершенно необходимо, как и философия, оперирует концептом «человек в понятии» (в идеале). Но в жизненной реальности все же речь идет именно об «эмпирическом человеке»; именно к нему, а не к его идеалу, обращены требования нравственности. При столкновении с дейст­вительностью перед нравственным сознанием возникает проблема: что же все-таки первично или более настоятельно — самовыражение человека или его обязанность; субъективная воля или непреложная истина; спонтанное чувство добродетельного настроения или долг; личный выбор или те рамки и ограничения, в какие он постав­лен. Вообще, выступает ли человек в морали прежде всего в качестве свободного «самозаконодателя», во всяком акте выражающего самого себя, или служителя нравственности, подчиняющегося ее требованиям?

В истории этики представлены самые различные интерпретации данной про­блемы и различные, подчас прямо противоположные ее решения — от крайнего кантовского ригоризма до апологии дорефлексивной спонтанности чувства и воли. В конце концов эта альтернатива приобретает характер антитезы моральной цен­ности (блага, естественного стремления человека к добру или благожелательности к людям, спонтанной добродетели) и долженствования (нравственного закона, обязанности, чувства долга и самопринуждения). Восстановим в самых общих чер­тах содержание этой дискуссии, происходившей на протяжении всей истории эти­ческой мысли.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Сентябрь 22, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.