Класс как субъект морального требования

Соотношение субъекта и объекта морального требования. Мы получаем в итоге следующую картину соотношения субъекта и объекта морального требова­ния. В масштабах общественно-исторических нравственные веления и оценки вы­сказываются в конечном счете «для всего человечества» и одновременно «от имени человечества». Применительно же к частным ситуациям и конкретным лицам они выступают, с одной стороны, как особенно-индивидуальная задача и нераздельная ответственность какого-то конкретного человека, а с другой — как внутреннее обязательство и самооценка самого этого субъекта действия. В этих крайних по­лярностях субъект и объект, «законодатель» и «исполнитель» нравственного тре­бования в принципе совпадают. Если на одном полюсе мы видим предельную объективизацию, универсализацию и одновременно гуманистическую осмыслен­ность морального требования, совпадение его всеобщей непреложности и для чело­веческой значимости, «истины» и «смысла», то на другом подобным же обра­зом — единство жизненно-ситуационной необходимости и внутренней свободы, понуждения и самовыражения человека, «истины» и «волеизъявления». (Наперед оговорим, что указанное отношение возникает лишь в принципе или в идеале; оно вовсе не означает, что в каждом конкретном случае в морали имеет место всегда некое взаимослияние внешнего понуждения и личной свободы, общечеловеческой истины и конкретно-социальной воли. Здесь заключена проблема, которой мы специально займемся ниже.)

В этом отношении моральное воззрение и жизнеощущение составляет часть общегуманитарного мировосприятия. В нем точно так же не разделяются все­цело субъективная позиция мыслителя (скажем историка, обозревателя нравов, культуролога) и объективно-беспристрастное, безличное описание фактов, точки зрения «истины» и личного мироощущения, «самовыражения». В моральном же воззрении мы зачастую встречаемся с уверенностью, что субъективная убежден­ность в чем-то и есть подлинный смысл действительности и что «оправданное» волепринуждение в конечном итоге совпадает с «истинным интересом» челове­ка. Все это потому, что в нравственности, как и в гуманитарном воззрении, субъект сознания и действия не отделяет себя от мира («человеческой реаль­ности») И не смотрит на себя только «со стороны», а напротив, воспринимает себя самого как часть раскрывающейся перед ним действительности, истории, поля бытия человека; видит в себе, как и во всем окружающем, воплощение человеческой культуры, наследником, восприемником и одновременно созида­телем которой является он сам.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Сентябрь 22, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.