Класс как субъект морального требования

В плоскости собственно моральных представлений дело выглядит таким обра­зом, что здесь не просто один интерес и воля противопоставляются другому (как это происходит в политике), но один интерес рисуется как «подлинно человечес­кий», «истинный», «оправданный», тогда как другой — в виде «извращенного» интереса, «незаконных» посягательств и привилегий, «несправедливых» притяза­нии и т.п. Такая постановка вопроса является выражением особого характера мо­ральных отношений, в которых отображаются не просто фактические стремления, предпочтения и желания различных социальных групп, но их «сущностные опреде­ления» (говоря языком классической философии). Сообразно этой логике, всякий человеческий интерес, который выражает себя на исторической арене, дабы полу­чить всеобщее и непреложное значение, должен быть обоснован и «оправдан» в качестве «истинно человеческого». И поэтому интересы в области морали не про­сто выражаются, но так или иначе оцениваются, ограничиваются или утверждают­ся в зависимости от того, как они соотносятся с потребностями общества в целом или его прогресса, с «требованиями истории», т.е. с общечеловеческими интереса­ми, какими они должны быть осознаны и признаны всеми актуально.

В моральном сознании всякой реально выражаемой в социальном конфликте воле изыскивается некоторое более глубинное, «субстанциальное», «сущностное» основание, — нечто такое в историческом бытии человека, с точки зрения чего любое волеизъявление может быть принято или отвергнуто, оправдано или отри­цаемо. Мы еще раз имеем случай убедиться в том, что моральное сознание, рас­сматриваемое на уровне его мировоззренческих функций, имеет логику мышления, в чем-то сопричастную классической философии античности и Нового времени.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Сентябрь 22, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.