Проблема в собственно этическом плане

Соответственно в морали существует, вообще говоря, два рода оснований должного действия — одно, выражающее общее содержание нормативных требо­ваний и отражающее реально-историческую значимость действий определенного рода, и второе, связанное со специфически нравственным способом вменения и исполнения моральной задачи в каждом конкретном случае. Вторая сторона дела точно так же является критерием оценки поступка — с точки зрения его мотива (насколько человек способен к «самозаконодательству», к самостоятельному осо­знанию своих действий, как он сам к ним относится, в какой мере поступает «по внутреннему убеждению», «по совести», из «чувства долга»). Повторяем, вторая сторона дела касается уже не содержания совершаемого и мыслимого действия, а того, как, каким способом оно совершается (напомним, что для Сартра, например, важно только это «как», тогда как социально-содержательная сторона поступка относится им к морали «неподлинной» — см. [61, 287—288]). Но при всем этом человек должен поступить «как должно», и его особый мотив и свобода выбора имеют значение только как способ претворения стоящей перед ним задачи, но не как начальное условие самого ее возникновения. Или, говоря иначе, в самом строе личного сознания (на каком бы уровне оно ни рассматривалось — на психологи­ческом, логическом, феноменальном или «бытийственном») не содержится исход­ного принципа морального действия: автономия личного выбора вменяется чело­веку, а не предполагается за ним изначально в качестве исконного права на «собст­венную истину» или внутреннего обладания «истиной конечной».

Переведем проблему с нормативно-оценочного языка морали на язык реаль­ных жизненных и общественных отношений. Вторая, личностно-субъектная сторо­на проблемы отражает роль личности в общественной жизни и истории. Эта роль определяется не только мерой реального воздействия индивида на общий ход вещей и событий, но и способом его причастности к общественной жизни и исто­рии, — тем, насколько он вообще обладает способностью индивидуального свое­образия в границах общих законов массовидных действий, возможностью собст­венного усмотрения в многообразных житейских ситуациях, автономного выбора в конкретных обстоятельствах и утверждения себя как человека. Если человек не просто «безликий экземпляр рода» [235, 268], то в морали это означает прежде всего, что он в принципе способен как личность со всеми ее индивидуальными характеристиками и субъективными проявлениями участвовать в историческом бытии человечества. Но даже в тех рамках, о которых говорилось (в рамках долж­ного), он на это способен реально (а не формально и «в принципе») в той или иной мере лишь в конкретных исторических условиях (которые и определяют действи­тельную роль личности в общественном целом, придают ту или иную меру ценнос­ти индивидуальному своеобразию и личному сознанию).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Сентябрь 19, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.