Проблема в собственно этическом плане

Но, с другой стороны, веление извне становится для человека внутренне обя­зующим, субъективно должным, собственным обязательством и мотивом в том лишь случае, если этот человек уже совершил выбор сам. Этот выбор может озна­чать несколько различных вещей. Во-первых, это готовность вообще следовать требованиям нравственности. Покуда индивид не признает над собой власти ника­кой морали или какого-то общего ее требования, никакие веления и оценки факти­чески не имеют над ним силы. (Даже если он подчинится им из страха перед всеобщим возмущением или из желания не потерять благорасположения окружаю­щих, то он пока еще находится вне отношений морали, т.е. понуждается к действи­ям каким-то другим способом.) На этом обстоятельстве заостряют внимание неко­торые аналитики, делая отсюда вывод о том, что источник моральных принципов находится внутри индивида. Ошибка же их состоит в том, что в таком случае индивид вовсе не исповедует какую-то свою особую мораль, а просто ставит себя вне отношений морали вообще. Во-вторых, даже признавая какую-то общую для всех людей обязанность, человек может не признавать ее для себя в каком-то особом случае, либо не усматривать необходимость соответствующих действий в данной ситуации. Практические же ситуации, возникающие в жизни, подчас быва­ют далеко не однозначными, очевидными и рационально исчисляемыми, ясно пока­зывающими, какие именно действия должны быть предприняты и следует ли их совершать. (В интуитивистской этике в связи с этим приобрела весьма острый характер проблема соотношения общих обязанностей человека prima facie, т.е. оче­видных с первого взгляда, и контекстуального долга proper, т.е. соответствующего конкретной ситуации. Если первые признаются «самоочевидными», то второй, как оказывается, человек должен сам выбирать из множества альтернатив, основыва­ясь на чувстве их относительной «настоятельности». Имен­но в таких ситуациях обретает большое значение нравственное чувство человека, способность усмотреть и признать в создавшихся обстоятельствах ту необходи­мость, которая внутренне обязует его избрать свою собственную позицию и посту­пать сообразно с ней. Выбор в таком случае означает подчас и такое решение, когда человек считает себя лично обязанным предпринять нечто такое, что исклю­чает (или делает ненужными) действия остальных присутствующих или даже вы­ходит за рамки принятой нормы (акт героизма или позиция подвижничества во имя «дорогой сердцу идеи» вполне подходят под этот случай). Иногда же, напротив, выбор позиции индивидом может означать для него известное воздержание, огра­ничение своих нравственных стремлений ввиду его личных ограниченных возмож­ностей (чтобы «героизм отдельного порыва» не обратился неспособностью довести дело до конца и последующими сетованиями на «реальное положение вещей»). «Melius поп incipient, quam desiment». — Лучше не начинать, чем остановиться на полпути, — гласит древнее правило [290, Epist. 72]

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Сентябрь 19, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.