Общее и индивидуальное в нравственности

С одной стороны, нрав­ственность предъявляет всем людям в принципе единые, равнозначные требова­ния, но с другой — она же и индивидуализирует задачу каждого субъекта дейст­вия применительно не только к внешним обстоятельствам, но и к конкретной дее­способности и сознанию субъекта действия. В итоге получается так, что, исполняя единые требования, всякий человек вместе с тем совершает нечто такое, что по самому своему существу не может быть общепринятой нормой. Нам снова пред­стоит заглянуть в историю, чтобы понять, как это соотношение общего и индиви­дуального возникает на практике.

Различие в содержании массового, общепринятого и индивидуального, но столь же должного действия возникает исторически, в период еще только начина­ющейся дифференциации первобытного родового коллектива, по-видимому, в эпоху развитого патриархата, когда внутри охотничьего и особенно военного кол­лектива происходит первое «распределение ролей», разграничение личных обязан­ностей в зависимости от индивидуальных способностей. Среди массы индивидов выделяются наиболее сильные, выносливые, одаренные большими навыками и умениями, волей, активностью и смелостью мужчины. Необходимость не только, культивировать (посредством «положительного примера») такие качества у всех остальных, но и использовать такие исключительно полезные качества немногих и обеспечить авторитетное руководство коллективными действиями порождает позд­нее «культ героев», их уникальных качеств и подвигов.

Обычная норма почти не знает индивидуальных добродетелей; личная задача состоит лишь в том, чтобы подняться до общепринятого; общественное сознание обращает внимание на индивидуальность поведения лишь в случаях его отклонения от нормы. Но уже на патриархальной стадии родового общества, особенно в пери­од, предшествующий так называемому героическому веку, выделение нерядовых положительных качеств индивида составляет характерное явление[10].

Страницы: 1 2 3 4

Сентябрь 16, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.