Всеобщность морального требования в классовых воззрениях

Буржуазная философия и этика в данном случае воспроизводят умонастроения и соответствующие жизненные позиции, действительно встречающиеся на практи­ке. Но те и другие умонастроения — лишь побочные продукты разложения и вырождения моральной критики сущего, результат неспособности проповедников и критиков удержаться на уровне той исторической перспективы, которая вовсе не противоречит логике собственно морального сознания. Подлинная историчность нравственного отношения к действительности подразумевает совсем иные масшта­бы человеческой проблемы, нежели категоричность немедленного исполнения идеала или безусловное осуждение реальной социальной практики. Коль скоро всеобщее, «абсолютное» нравственное требование встречается с весьма разнород­ной^ сложной и противоречивой, далеко не идеальной общественной действитель­ностью, оно вовсе не обязательно обретает косную форму крайнего ригоризма, пуристического неприятия сущего, безусловного осуждения человечества, «погряз­шего в грехе», или переходит в намерение радикального «обращения мира», «кар­динального поворота» по принципу «сейчас или никогда». Поскольку противоре­чие должного и сущего — «сущности» и «факта» — осознается во всей его мас­штабности и многоплановости моральным сознанием, постольку оно разрешается не по формулам доведенных до предела крайностей (либо «абсолютное добро в принципе невозможно», либо же «все или ничего»), а как-то совсем иначе.

В самом общем виде мы эту проблему уже обсуждали. Всякая вообще норма содержит в себе два противоречиво сочетающихся аспекта — с одной стороны, регулятив повседневных действий, предполагающий какой-то вполне конкретный «уровень» нравственного состояния, с другой же стороны, «завышенное» требова­ние к человеку, которое раскрывает перед ним безгранично раздвигающуюся пер­спективу возможного нравственного совершенствования. Здесь, конечно, заключено реальное жизненное и историческое противоречие, связанное с ограниченностью и своеобразием функций нравственности. Но тем не менее нравственное сознание различает для себя эти два разных аспекта, лишь смещение которых необходимо приводит к социально-политическому авантюризму, крайнему ригоризму, а также мессианским упованиям или к «радикальному неприятию» социальной деятельнос­ти и действительности вообще. В принципе моральное сознание способно совмес­тить самую высокую требовательность к человеку с терпимостью и трезвостью, когда дело доходит до конкретных практических результатов и жизненных ожида­ний.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Сентябрь 15, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.