Всеобщность морального требования в классовых воззрениях

Мысль Маркса состоит, по-видимому, в том, что представление об истории как процессе поступательного развития («так называемое историческое развитие») есть не только фактографическое отображение реальных процессов и результатов, но и результат самосознания человечества, мыслящего себя как результат предше­ствующего хода истории (как «ступени к самому себе»). То же самое по сути являет собой и историческое «саморазвитие» нравственного сознания: задним чис­лом оно избирает для себя «начало», «издревле заданное» потомкам, рассматривая свое современное состояние как выражение «вечного принципа». Но в этом выборе перспективы нет никакого субъективного произвола по отношению к действитель­ной истории, ибо такое ее осмысление есть лишь осознание того пути, по которому на самом деле пошла история. А в этом безальтернативном пути заключена необ­ходимость, соразмерная лишь с действительной судьбой человечества.

Мораль вообще представляет собой одну из первоструктур того типа мышле­ния цивилизации, которое в последующем рождает философско-историческое и, более широко, рационально-теоретическое, мышление человека о самом себе. (Хотя она вместе с тем отлична от того и другого в рамках этого объемлющего разные формы сознания типа.) В рамках этого типа мышления «всеобщее» обни­мает собой «особенное», заключает в себе его как свою «часть» или «этап» форми­рования. Попытки же «рассекретить» историю, устранить в ней «смысл», «на­правление» (или, как иногда выражаются на Западе, «теологию») посредством исключения мысли о ее единстве и признания только «особенного» (в нашем слу­чае — локально-замкнутых форм морали, их «обильного разнообразия») равно­значны стремлению выскочить за пределы человеческой истории (так называемое исследование исторических данностей «без предпосылок»), посмотреть на нее «со стороны», с внечеловеческой точки зрения. По-видимому, это невозможно.

Итак, в нравственности «особенное» выступает как вполне закономерное вы­ражение «всеобщего»; последнее постоянно проявляет себя даже в частных, обы­денных, каждодневных ситуациях (принципы равенства людей перед моральным законом и универсализуемости моральных суждений). Но как это можно совмес­тить с тем, что в нравственности всякая индивидуальная задача, мера ответствен­ности, заслуги и вины субъекта действия всякий раз обнаруживает свой своеобраз­ный, уникальный смысл, не сводимый к всеобщим критериям?

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Сентябрь 15, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.