Всеобщность морального требования в классовых воззрениях

ний и осуждений. Соображения «кому это выгодно» при данных обстоятельствах, «что оказалось полезным» в сложившихся условиях или «все зависит от того, кем совершен поступок» не признаются нравственным сознанием критериями для вы­несения подлинно моральных оценок и высказывания моральных требований к людям. В «беспристрастности» и «нелицеприятности» морального суждения сти­раются частная заинтересованность и личная приверженность субъектов, выража­ющих свое отношение к происходящему. (Повторяем, это лишь особый аспект фактически выносимых людьми в разных обстоятельствах оценок, требующий для своего выявления специальной абстракции. В действительности же ни одна из оценок, с которыми нам приходится встречаться в жизни, не является «чисто мо­ральной» в этом смысле. Требовать от людей во всяком случае такой «беспри­страстности» — по меньшей мере утопия. Скажем, строгость или относительная мягкость выносимых людьми оценок зависит не только от содержания содеянного, но и от того, как к такого рода поступкам относятся окружающие в сложившейся эмоционально-психологической атмосфере и ситуации. Но дело и не только в этом. Абстрактность принципа универсализации известным образом преодолевается самим моральным сознанием, которое формулирует задачу и ответственность каж­дого субъекта действия применительно ко всякий раз конкретным обстоятельствам и дееспособности данного лица.)

В истории этики обсуждался вопрос о том, можно ли из формального принци­па универсализуемости моральных суждений вывести какие-то более конкретные моральные требования. Как известно, Кант считал это не только возможным, но и единственно строгим способом универсального обоснования всяких моральных норм и максим. Его «категорический императив» — «Поступай только согласно такой максиме, руководствуясь которой ты в то же время можешь пожелать, чтобы она стала всеобщим законом» [72, т. 4, ч. 1, 260] — считался им самим критерием для выбора, обоснования или отвергания нравственных правил поведения. P.M. Хеар, напротив, признавая формальность принципа универсализуемости, де­лает отсюда вывод о том, что посредством него могут быть обоснованы в принципе любые нормы поведения, если только человек, выбирающий эти нормы для себя, готов к тому, чтобы их практиковали все остальные люди. Позиция Ж.П. Сартра в данном вопросе сходна.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Сентябрь 15, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.