Племенные обычаи и нравственность

В практических нравственных отношениях переход от традиционно-локального к иному способу регуляции проявлялся двояко, в двух, по видимости, прямо проти­воположных формах. С одной стороны, нарождавшийся собственно моральный способ регуляции поведения не исключал и не вытеснял всецело обычно-традиционные, культурно-этнические нормы. Они по-прежнему продолжали действовать как в сферах, не покрываемых нравственностью, так и в областях, применительно к которым действовали уже и моральные оценки и предписания. В последнем случае мораль вовсе не всегда относится к ним критически, как антитеза всеобщего част­ному, особенному, противоречащему «общему правилу». Ведь «единый нравствен­ный закон» относится не непосредственно к налично-многообразным, всякий раз конкретным формам действия и поведения, а к их «смыслу», «сущности», принци­пиальному «значению». (С этой точки зрения, всякая внешняя форма действия, например приветствия, выражения уважения, доброжелательности, гостеприимст­ва и т.п. есть лишь знак, символическое воплощение одного и того же гуманного отношения к человеку.) Поскольку в нравственном отношении уже различаются должное и сущее, постольку моральное сознание способно разграничивать внеш­ний многообразный облик действия и его собственно нравственный «смысл». Стало быть, моральному сознанию вовсе не присущ догматический ригоризм в отношении разнородных нравов, напротив, оно способно проявлять к ним терпи­мость в той мере, в какой разная форма может скрывать в себе единое в принципе содержание. Требование «уважать чужой обычай» в этом смысле есть уже собственно моральное, а не обычно-традиционное предписание. В современных же усло­виях иногда наблюдаемое нетерпимое отношение к «чужому обычаю», или, что то же самое, приверженность к внешней форме «своего обычая» характерно как раз для пережиточно-традиционалистского, морально не развитого сознания, для кото­рого строгое исполнение определенного ритуала (скажем, в вопросе о том, как именно приветствовать гостя) и есть единственно возможный способ проявления уважения к человеку, тогда как всякий иной способ равнозначен «нанесению ос­корбления». Для развитого же нравственного сознания не представляет никакой трудности различение внешней формы этикета, церемониала и «внутреннего содер­жания», которое может скрываться и под иным обликом. Вообще же моральное требование в силу своей предельной обобщенности, его «сущностного», «смысло­вого» характера оставляет широкий простор для национально-этнических особен­ностей в укладе жизни, для «особенного» и в том числе для индивидуально-груп­пового творчества и выбора в повседневном поведении. Всеобщее и особенное в этом отношении нисколько не противоречат одно другому.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Сентябрь 14, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.