Племенные обычаи и нравственность

Каким образом можно оценить этот поворот в развитии нормативного созна­ния? Является ли присущий нравственности универсалистский взгляд на должное антиисторическим? Здесь, по-видимому, надо различать собственную логику мо­рального сознания и те спекулятивно-философские, этические и исторические кон­цепции, которые так или иначе эту логику воспринимают, преломляют и трансфор­мируют. Конечно, взгляд на историю в целом под тем углом зрения, как в различ­ных общественных состояниях осуществляются «абсолютные ценности», является внеисторическим (но и такая оценка, наверное, уместна лишь в отношении концеп­ций Нового времени, тогда как первые возникшие и древности подобные концеп­ции — у Гесиода и Посидония, например — на самом деле были начальными формами общеисторического видения общественной жизни). В самом же нравст­венном сознании благодаря «абсолютным ценностям» впервые только и создается перспектива исторического мировосприятия. Мысль о том, что во всех многообраз­ных жизненных укладах содержится некое единое начало и смысл, так или иначе воплощается (или, напротив, предается забвению) единый нравственный закон, наталкивала не только на эмпирические сопоставления, но и на глубинное осмысле­ние наблюдаемых различий в нравах. Различные общественные состояния высту­пают уже не просто как рядоположенные, взаимно не связанные, этнические и исторические казусы или экзотические явления, а как части целого, имя которому история человечества. Позднейшие концепции истории как «совершенствования» «прогресса», «становления» и «восхождения» так или иначе содержали в себе в качестве одного из исходных постулатов моральный критерий как всеобщее мерило относительных достижений и результатов развития цивилизации. Аподиктически – всеобщая форма «нравственных законов человечества» исторически явилась одним из первых способов представления об «истинном», «сущностном» законе бытия общественного человека, — представления, которое стимулировало мыслителей позднейших времен изыскивать действительные законы истории, скрывающие­ся за многообразием социальных состояний, осмыслять разные эпохи в их генети­ческой линии преемственности.

В обыденном же, нефилософском нравственном сознании представление о «единых законах человечности» прорывало узкий горизонт этноцентристского мышления и позволяло видеть в представителе иной национальной, культурной и социальной общности «тоже человека», а в «чужом обычае» — иную форму про­явления общего для всех закона совместной жизни людей.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Сентябрь 14, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.