Проблема обоснования знания. Обоснование индуктивного принципа

Утверждения и убеждения, функционирующие как правила языковой игры, — их еще можно было бы назвать «концептуаль­ным каркасом» соответствующей игры, — не являются априор­ными. Бессмысленно также говорить о том, что они якобы явля­ются «отражением» реальности. Но это бессмысленно не пото­му, что они не являются отражением реальности. Скептические утверждения, что концептуальные каркасы языковых игр не со­ответствуют реальности, столь же бессмысленны, ибо речь здесь идет о таких утверждениях и убеждениях, которые являются ус­ловием сопоставления с реальностью других утверждений и убе­ждений. Витгенштейн при этом постоянно указывает на множе­ственность возможных «концептуальных каркасов». Это делает­ся для того, чтобы мы не принимали устройство нашего «каркаса» за реальность как она есть сама по себе.

Однако у Витгенштейна можно выделить два ряда аргумен­тов, направленных на возможность внешней оценки языковых игр. Первый ряд аргументов связан с темой целостности и сис­темности. Как разъясняет Витгенштейн, основные убеждения и правила языковых игр образуют систему: «И освещается для ме­ня не единичная аксиома, а система, в которой следствия и по­сылки взаимно поддерживают друг друга» [Там же, § 142]. Это очень существенный для концепции Витгенштейна момент. На роль основания годится не отдельное предложение, но только Целая система. «Если у человека ампутирована рука, она уже не вырастет… Тот, кому отрубили голову, мертв и никогда не ожи­вет… Можно сказать, что опыт научил нас этим предложениям. Однако он научил нас не изолированным предложениям, но Множеству взаимосвязанных предложений. Будь они разрознен­ны, я мог бы в них сомневаться, поскольку у меня не было бы Подходящего для них опыта» [Там же, § 274]. Таким образом, и опыт, с точки зрения Витгенштейна, является основанием для некоторых убеждений только постольку, поскольку он входит в определенную систему убеждений и видов деятельности.

Основания системы убеждений, говорит Витгенштейн, не поддерживают эту систему, но сами поддерживаются ею. Это значит, что надежность оснований лежит не в них самих по себе, а в том, что на их основе может существовать целая языковая иг­ра [Там же, § 248]. То есть в понимании Витгенштейна «фунда­мент» знания оказывается как бы висящим в воздухе до тех пор, пока на нем не построено устойчивое здание.

Второй род аргументации связан с тем, что языковая игра по­нимается как определенный вид деятельности. Поэтому и основа­ния языковых игр поддерживаются в конечном счете деятельно­стью. «Однако обоснование, оправдание свидетельства приходит к какому-то концу; но этот конец не в том, что определенные предложения выявляются в качестве непосредственно истинных для нас; то есть не в некоторого рода усмотрении с нашей сторо­ны, а в нашем действии, которое лежит в основе языковой игры» [Там же, § 204].

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Сентябрь 13, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.