Проблема обоснования знания. Обоснование индуктивного принципа

Принято считать, что «индуктивный вывод» нашей курицы был бы оправдан, если бы у нее были основания считать, что птичница всегда будет вести себя одинаково. На более философ­ском языке это означает, что для обоснования индуктивных вы­водов необходим принцип единообразия природы. Однако по­добный принцип не является самоочевидным, и в то же время его нельзя обосновать ни опытом, ни индукцией (получится круг в обосновании). Подобная ситуация порождает неразреши­мую проблему обоснования индукции, над которой бились Дж.Ст. Милль (см. п. 3.1), Дж. Венн, Б. Рассел, логические пози­тивисты. Принципиальную неразрешимость этой проблемы до­казывал К. Поппер. Неразрешенная проблема индук­ции создает почву для скептических сомнений во всей совокуп­ности человеческих знаний и представлений. Ни научные теории, ни положения здравого смысла не могут устоять перед напоминанием о печальной участи курицы, так недальновидно полагавшейся на свой прошлый опыт.

Витгенштейну же задача обоснования принципа единообра­зия природы или индуктивных выводов представляется непра­вильно поставленной. Он утверждает, что научные гипотезы и теории не являются логическими следствиями из предшествую­щего опыта, которые должны отбрасываться, как только появля­ется новое, опровергающее свидетельство. Любая гипотеза или теория опутана многообразными связями с элементами некото­рого целого, в которое они входят. Научные гипотезы и теории имеют как бы «подпорки» в виде явлений, в объяснении которых они используются, смежных теорий, обосновывающихся с их помощью, и пр. Чтобы теория или гипотеза была отброшена, не­достаточно одного опровергающего свидетельства. Требуется что-то такое, что могло бы перевесить всю систему «подпорок». Для обозначения этого свойства теорий и гипотез Витгенштейн Употребляет термин «вероятность», но очевидно, что вероят­ность в его понимании не подчиняется аксиомам теории вероят­ностей: «Вероятность гипотезы измеряется тем, как много дан­ных требуется для того, чтобы было предпочтительнее отбросить ее. И только в этом смысле мы можем говорить о том, что повто­ряющийся в прошлом единообразный опыт делает более вероят­ным продолжение этого единообразия в будущем» [ Wittgenstein, 1975, р. 286]. Витгенштейн показывает, что гипотеза не обосно­вывается принципом единообразия природы, но, напротив, сама служит основой для него в той мере, в какой начинает функцио­нировать как правило для формирования конкретных научных утверждений и ожиданий. Таким образом, она формирует то единообразие, которое придает ей устойчивость.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Сентябрь 13, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.