Личность в контексте моральных отношений

Действительно, в морали выполнение долга часто означает внутреннее и внеш­нее противоборство человека, отказ от следования привычному и от расчета на внешнее одобрение. В этом смысле нравственное действие уже не является спонтан­ным, «непосредственно-естественным», если под этим понимать его определяемость «второй природой» человека, которая является результатом накопленного житей­ского опыта и отложилась в психике в виде аффективно побудительных стереотипов (см. [134, 122]). В результате система внутренней само детерминации индивида существенно перестраивается. В механизме мотивации образуются две различные плоскости. С одной стороны, человек поступает сообразно своей внутренней, психи­ческой конституции. С другой — он должен поступать согласно требованию, которое может и противоречить его предшествующему опыту и ближайшему побуждению; поступать соответственно «более высокому» велению нравственности, поскольку оно еще не стало частью его «внутренней природы»; поступать на основании «ра­зумной воли», как сказал бы Кант, а не просто проявляя свой «эмпирический характер». Второе может переходить в первое, воплощаться в нем, но может и противостоять ему как должное (нравственное) сущему (психологическому).

Тем самым субъективное бытие человека, состояние его сознания как бы раз­дваивается: в нем различаются то, «каков он есть» фактически, и то, «каким он должен стать» (но каков он уже «есть», поскольку сам же и предъявляет себе эти «более высокие» требования, мыслит и переживает их в качестве «внутренней необходимости»). Таким обрисовала субъективное бытие человека классическая философия прошлого (не только в Новое время, но еще много ранее, в древности): в нем были выделены два плана — «рациональный» и «чувственный»; человек «в понятии» и «эмпирический индивид»; человек «истинный», «разумный» и погряз­ший в «страстях», «аффектах» и «предрассудках». В действительности же речь здесь может идти о том, что «вторая природа» человека, его психическая конститу­ция, проявляющаяся в непосредственных влечениях и реакциях, склонностях и привычках, не всегда есть то же самое, что его «моральная воля», точнее, собст­венно духовные, идеальные мотивы, сознание, которое только затем могут пере­ходить в действенное побуждение, эмоцию и чувство. Стало быть, и во внутреннем мире также происходит разграничение эмотивно-психического и собственно духов­ного планов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Сентябрь 22, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.