Личность в контексте моральных отношений

То же самое относится к нравственной санкции. В морали оценка поступка и человека, его совершившего, отделяется от непосредственно психологической реак­ции окружающих, т.е. становится собственно идеальным, духовным актом. Оценка не просто экспрессивно выражает чувства одобрения и возмущения общности, но устанавливает, в каком отношении находится совершенное действие к нормативу. Это значит, далее, что в нравственности состояние правоты, вины или заслуги человека уже отличается от того чисто ситуативного отношения индивида к окружающим (конформность и согласие или психологический конфликт, напря­женность и разлад), в какое он попадает, совершив «обычный» или «противообычный» поступок1. В обычае реакция окружающих автоматически следует за откло­нением, и сама эта реакция есть санкция в отношении отклоняющегося поведения. (Здесь просто не возникает вопроса о том, кто «прав» в данном конфликте, об­щность или индивид, ибо последний «неправ» уже тем, что отступает от фактичес­ки принятой нормы, какова бы она ни была.) В морали же реакция окружающих имеет значение не сама по себе (как это представлялось Дюркгейму и рисуется в социологических схемах «конформности-отклонения»), а только как выражение, высказывание «истинного» общественного суждения. Соответственно, по логике морального сознания, оценка должна быть «правильной» («справедливой», «за­служенной» и пр.), чтобы иметь вменяющее значение. И индивид воспринимаете ней не просто акт проявления общего недовольства или поощрения, а отражение действительного положения вещей, которое он сам должен признать (или отверг­нуть, если оценка «неправильна»). И более того, даже если оценка в той или иной ситуации никем не высказывается (если, скажем, поступок остался неизвестным окружающим или не обратил на себя внимания), то все равно объективное состоя­ние правоты, заслуги или вины остается точно таким же. Моральная оценка, стало быть, не придает значение совершаемому поступку, а выясняет его (поэтому она может быть «истинной» или «ложной»). Эмоционально-экспрессивная форма ее про­явления (возмущение, восхищение и пр.) — всего лишь психологическое воплощение, неизбежный компонент волевых отношений между людьми, но не ее собственное со­держание. То и другое могут даже объясняться различно. Содержание «истинной» оценки зависит только от характера поступка (мотива, облика человека) и сущест­вующей на этот счет нормы. Психологическое же воплощение оценки, кроме того, определяется состоянием сознания окружающих, ситуационными обстоятельствами и временными настроениями, преобладающими в общности; они могут оказаться в данный момент «глухи» к проявлениям зла и, наоборот, обостренно чувствовать его, несоразмерно вине человека. В этих обстоятельствах от каждого требуется, чтобы он был способен адекватно оценивать свои поступки (хотя это, разумеется, не означает, что каждый индивид действительно умеет это делать, что его «суд над собой» во всех случаях более «справедлив», чем суждение окружающих).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Сентябрь 22, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.