Личность в контексте моральных отношений

Таким образом, в морали происходит отделение собственно «духовных, идеаль­ных способов воздействия общества на индивида от эмоционально-волевого давле­ния. А это в свою очередь означает, что от повседневного живого «бытия сознания» общности (его ситуативно-проходящего состояния, массового умонастроения, обще­ственного мнения) уже отделилась область устойчивых нормативно-ценностных представлений, хранящихся в общественной памяти. К этим системным представле­ниям (нормам, принципам, понятиям добра и зла, справедливости др.) и может апеллировать как общность, так и индивид в случае, если возникает практическая альтернатива, конфликтная ситуация, противоречие между тем, что повелевают и ожидают от человека окружающие, и тем, как склонен поступить он сам. Говоря иначе, в морали общественная воля обладает обязующей силой не непосредственно и не сама по себе, а посредством общей нормы и принципа, которые выступают в моральном сознании как ее «истина», критерий и основание.

Нормы, принципы и вообще прочно фиксированные в общественном (или классовом) сознании нормативно-ценностные представления формируются обычно не просто в каждодневных ситуациях взаимного общения, и даже не от одного поколения к другому, но на протяжении исторически значимых эпох, кристаллизуя в себе конденсаты многовековой исторической памяти и опыт кардинальных обще­ственно-культурных сдвигов. Они поэтому отражают в себе не только ситуативно – преходящее, текущее состояние нравов, но и закономерно необходимые условия существования .общества, его историческую преемственность и общие тенденции развития. (Это обстоятельство оказалось вне поля зрения буржуазной социологии и социальной психологии, рассматривающей всякое нормативное волеопределение как суммарный результат наличного массового взаимодействия — см. с. 149— 150. В результате же «абсолютные» нравственные ценности оказались теоретичес­ки неанализируемыми «резидиумами» — см. с. 150—151.)

Нравственные нормы и принципы отражают не просто внешне представлен­ное, лишь эмпирически воспринимаемое явление, наличное бытие, сущее, но их сущность, историческое основание. Именно эта особенность моральных нормати­вов как оснований должного действия и наделяет индивида относительной самосто­ятельностью и автономией в рамках общности: он зависит от общества не непо­средственно, через систему внешних, психологических воздействий, а на более глу­бинном уровне, поскольку исходящее от окружающих веление соответствует обще­му «принципу», «сущности» общественной жизни. Он не только «чувственное», «аффективное», но и «разумное» существо, способное поступать на основе внут­ренне осознанного им «закона».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Сентябрь 22, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.