Личность в контексте моральных отношений

Но в том-то и дело, что мораль — внеприродная, общественно-историческая детерминанта человеческого действия, притом такая, что здесь даже концепт «вто­рой природы» человека как конденсата его прошлого опыта оказывается не всегда достаточным и применимым. Требование нравственности обращено к сознанию и воле человека таким образом, что психика индивида и его органически естествен­ные влечения перестают быть абсолютной границей его дееспособности. От чело­века может потребоваться нечто такое, что можно исполнить лишь в преодолении его «внутренней природы», фактически сложившейся к настоящему времени кон­ституции его характера и даже строя его мышления. В этом смысле человек «выхо­дит за свои пределы» — пределы «частного лица», самообусловленного «изнутри» индивида. Его мотивы определяются уже не его «внутренними состояниями», а той практической, волевой и духовной задачей, которую ему предстоит выполнить.

«Природа» человека из детерминанты, напротив, становится объектом его воли, предметом его духовно-практического воздействия (ограничения, формирования, воспитания). Свобода воли в рассматриваемом нами сейчас отношении означает способность человека, по словам Ф. Энгельса, «заставлять законы природы», в том числе «законы, управляющие телесным и духовным бытием самого человека», «действовать для определенных целей» [2, т. 20, 116]. В этом-то смысле в морали человек и «преступает свои пределы», или, точнее, «господствует над самим собой».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Сентябрь 22, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.