Личность в контексте моральных отношений

Обычное детерминистическое объяснение морального поведения человека (особенно отчетливо выраженное в рационалистической философии XVII— XVIII вв., затем в социально-психологических концепциях конца XIX — начала XX в. и, наконец, в теории социального действия) сводится к тому, что человек может поступать лишь так, каков он фактически есть. Его действия жестко пред­определены его характером, привычками, склонностями, влечениями и внутренней заинтересованностью в чем-то. Индивид во всех случаях побуждается состояниями его сознания, «органическими» потребностями, прошлым опытом. Чем бы ни мо­тивировался человек в том или ином случае, его движущие импульсы заранее за­ключены в нем самом (он действует поэтому как «automaton spirituale», по выраже­нию Лейбница и Канта [72, т. 4, ч. 1, 426]). Рассуждая по этой логике, если человек выбирает свои поступки, исходя из каких-то разумных обоснованных до – водов, то эти доводы, по сути дела, предопределены предшествующими им сообра­жениями, т.е. более ранними по времени психологическими состояниями человека. Как формулирует данное положение Спиноза, «в душе нет никакой абсолютной или свободной воли; но к тому или другому хотению душа определяется причиной, которая, в свою очередь, определена другой причиной, эта — третьей и так до бесконечности» [138, т. 1, 445]. Вот как та же самая по сути логика рассуждения представлена в современных изысканиях по проблеме человеческой свободы: если «причины моих действий — мои собственные внутренние выборы, решения, жела­ния — сами причинно обусловлены… то мы не можем избежать вывода о том, что при данных каузальных условиях этих внутренних состояний я не способен решать, волить, выбирать или желать иначе, чем я фактически это сделал». В таком случае человек не имеет «контроля» над своими волевыми действиями, ибо всякое его внутреннее движение заранее предопределено какими-то начальными установками. Это значит, что человек «волей-неволей действует согласно» своим «актуальным предпочтениям» [300, 44—46].

По существу, все это — психологистическая, притом натуралистическая ин­терпретация побудительных причин человеческого действия. Они представлены в виде бесконечной цепи причин и следствий, вытянутых в однолинейной временной последовательности. С этой точки зрения всякие настоящие и будущие поступки человека «предопределены его прошлым». Человек здесь рисуется, в сущности, в виде некоего раз и навсегда заведенного автомата, в котором воздействия извне запечатлеваются в его «устройстве» или «программе», что затем и производит с необходимостью определенные действия. Так, вообще говоря, действует любой природный объект, но не человек как субъект.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Сентябрь 22, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.