Личность в контексте моральных отношений

Самым простым примером этого является тот случай, когда критическое отно­шение человека (или отдельной группы людей) к сложившемуся положению вещей, его неудовлетворенность своим существованием и затем «исключительные» поступки становятся, по выражению В.И. Ленина, «началом поворота» в сознании и поведении громадной массы людей, когда отдельные нравственные действия иг­рают роль позитивного примера для всех остальных [3, т. 39, 5, 13, 18, 21]. Но не всегда, конечно, чья-либо инициатива, «свободный почин» является началом обще­го поворота в состоянии общественных нравов (этому могут воспрепятствовать конкретно-исторические условия). В этом случае выдающиеся из общей массы действия сохраняют значение «парадигмы», «образца», до которых человек спосо­бен вообще подняться и какие в иных условиях могли бы стать общепринятой нормой. Эту лишь в истории проявляющуюся и удостоверяемую возможность и открывает человеку нравственность, даже если при данных условиях или в бли­жайшем будущем она не становится общественно-всеобщим явлением.

Действительная картина общественной жизни всегда более сложна, чем допу­щенное нами выше некое единое или среднее состояние общественных нравов. Человек на самом деле встречается не просто с однозначными обычаями в той

Группе, К которой он Принадлежит или практически относит себя, а с крайним многообразием форм поведения, часто с противоположными, взаимно несогласуемыми образами жизни и общественной практики. Как раз такое столкновение, подчас конфликт различных обычаев, и является одним из тех исторических пунк­тов, В которых образуются условия для возникновения собственно морали. И в этих-то условиях личности впервые открывается возможность выбора — какой образ жизни и действия, обычаи и нормы какой социальной группы она должна принять в качестве своей собственной линии поведения. Здесь и возникает вопрос о «правоте» человека, о разрешении им для себя той альтернативы, в которой выбор в одном случае может означать «истинно нравственную позицию», а в дру­гом — «вину», пусть даже коллективно разделяемую с многими.

Таким образом, реально свобода выбора означает личную ответственность человека за свои действия, даже если он совершает их в согласии со своим непо­средственным окружением. Свобода в этом отношении выступает, по существу, как даже более мучительная для человека форма необходимости и внутреннего понуждения — как вменяемое ему веление поступать вопреки самой легкой, «кон­формной» линии поведения.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Сентябрь 22, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.