Личность в контексте моральных отношений

Из противоречивого соотно­шения должного и сущего далее вытекает, что в морали индивидуальный субъект действия гораздо более самостоятелен, автономен и свободен от своего непосредст­венного окружения, чем в рамках обычая (как бы ни поступали обычно окружаю­щие, он обязан, как, впрочем, и все остальные, поступать: как должно). Фактичес­ки сложившаяся практика поведения общности сама по себе уже не является для него непререкаемым и самоочевидным законом (на что первым обратил специаль­ное внимание Гегель. В сфере морального действия довольно часто разыгрываются конфликты между локальной общностью, следующей в своем обычном поведении консервативной традиции, особому «кодексу чести» сословия, корпорации и «из­бранного круга» или же правилу круговой поруки и взаимного попустительства, представлению о «нормальном» и «дозволенном», и индивидом, восстающим про­тив этой фактически принятой нормы во имя собственно нравственного принципа (тема, многократно проигранная в литературно-драматических произведениях). Собственно только в таком, моральном отношении, когда человек «вбирает в себя» общественный норматив и начинает быть самостоятельным носителем принципа он из «равного со всеми» индивида становится нравственной личностью, обладаю­щей уже индивидуализированным правом судить в зависимости от уровня своего морального сознания.

Существенно изменяется структура общественного понуждения, заставляюще­го человека совершать предписываемые ему действия. В простом обычае волеопре – деляющей причиной индивидуальных поступков является стихийная совокупность аффективно-волевых воздействий ближайшего окружения на каждого отдельного человека (сила массового примера, подражание, заражение, внушение, ожидания, расчеты и заинтересованность окружающих). Поскольку само общепринятое и об­щепризнанное является достаточным основанием нормы, постольку это эмотивное давление общности не нуждается ни в каком «разумном» обосновании (в значи­тельной мере так, как это представилось У.Г. Самнеру — см. с. 149); сама его психическая энергия и есть та сила, которая обязует человека (примерно так, как это рисовал себе Э. Дюркгейм, ошибочно приняв это за собственно моральное отношение). Иное дело в морали: само общепринятое и общепризнанное должно быть обосновано, оценено с точки зрения его «правильности» или же отвергнуто как «неподобающее человеку». И в том случае, если общественное мнение выра­жает уже собственно моральное требование к индивиду, то оно действует не как просто волевая сила, чистое давление и принуждение, а как веление, которое сам индивид должен осмыслить, обосновать для себя, поверить общеизвестным прин­ципом, нормой, понятиями должного и добра. Соответственно и общность, выска­зывающая это требование, должна быть готова определенным образом мотивиро­вать его, положить ему основание, не просто принуждать и склонять, но и приме­нять способы разумного доказательства.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21

Сентябрь 22, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.