Мораль и обычай. Должное и сущее

На уровне же общественного сознания нравственностью фиксируется «вечная проблема», как непрестанное напоминание о «подобающем человеку», о требова­нии, хотя и не исполняемом всецело, но сохраняющем обязующее, волепринудительное значение. Такое осмысление моральным сознанием «вечных вопросов» следует отличать от некоторых квазирадикальных выводов социально-философ­ского или прагматического плана. На этой почве могут произрастать умонастроения пессимизма и скепсиса относительно реальных возможностей человека и общества в истории (на чем, в частности, строят свои «критические» концепции «подлинной нравственности» философы начиная с Шопенгауэра и кончая современными эк­зистенциалистами и неоортодоксами). Представления об «идеальной невозмож­ности» «абсолютного добра» могут использовать в откровенно идеологических целях апологеты социальной несправедливости, доказывающие, что «истинная нравственность» есть лишь «иное измерение» человеческого бытия, тогда как на практике все может оставаться только как есть. Наконец, на этой же почве в буржуазном обществе произрастают умонастроения «радикального неприятия» су­ществующего общества, резюмирующиеся в авантюрно-анархичных действиях ин­дивидуального или массового бунта.

Все это, конечно, не означает, что мораль как способ воззрения на мир способ­на порождать лишь иллюзии, лицемерие, крайний пессимизм или активистский волюнтаризм. Для собственно нравственной позиции характерно, напротив, при­знание неизмеримых масштабов исторического продвижения, громадности, слож­ности, длительности и противоречивости стоящих перед человечеством задач. Дело в том, что сама структура нравственных требований к человеку такова, что исклю­чает означенные крайние и однобокие выводы. Безудержному критицизму в отно­шении фактического состояния человека здесь противополагается требование со­вершать вполне реальные действия ради блага конкретных людей; устремления к идеальной цели должны уравновешиваться требованием отвечать за фактические последствия своих акций и ограничением допустимых средств во имя конечной цели; радикальное неприятие существующих условий, доводимое до пренебреже­ния практическими действиями, оценивается как позиция «бездеятельной совести» и т.п. Таким образом, социально-практические или критические позиции в морали могут поверяться и удостоверяться различными критериями, отражающими много­образные условия жизни и потребности человека.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Сентябрь 12, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.