Мораль и обычай. Должное и сущее

В предельном выражении эти две функции морали воплощаются в виде двух противоположных систем нравственности — господствующей, ориентированной на поддержание и сохранение существующих устоев, и нравственности революцион­ного класса, устремленной к иному будущему. Но даже в этом случае речь идет не о «двух понятиях» морали, а в конечном итоге о развитии нравственности челове­чества в целом, о ее переходе через борьбу сталкивающихся позиций из одного общественно-исторического состояния в другое, в ходе которого известные транс­исторические, общечеловеческие ее элементы сохраняются и развиваются.

Не всегда социально-критическая направленность нравственности и ее куль­турно-кумулятивная, общественно-организующая роль выступают в виде двух явно различных функций. В повседневном поведении человека также проявляется это противоречие должного и сущего, но принимает здесь совершенно иной вид. Весьма типична при этом ситуация, когда моральные требования к человеку «за­вышены» по сравнению со статистически средним или преобладающим состоянием

нравов (в обществе в целом или в какой-то локальной общности), с тем, что многи­ми признается «нормальным», «обычным», «общим правилом». Тем самым обра­зуются два уровня или плана требований к человеку — один по принципу «как должно быть», что является «подлинно нравственным»; другой — по мере того, «как обычно поступают», что фактически вменяется каждому и что от него на самом деле ожидают окружающие (где может приниматься и не вызывать протес­та то, что недопустимо в первом смысле). И в этом случае — когда на практике существует не некое единое, всеобщее, равномерное состояние нравов, а состояние неустойчивое, разнородное и противоречивое, — моральное требование, оставаясь не выполненным целиком, содержит в себе некоторую более высокую возможность для человека, приоткрывает ему перспективу «совершенствования», является симптомом противоречия в самом строе общественной жизни. Это противоречие разрешается не на пути радикальных отрицаний и перестроек существующего об­раза жизни в целом посредством какого-то единовременного акта, а утверждением нравственного начала в быту или в его спорадических, особенных и нерядовых проявлениях (длительное воспитание и самовоспитание человека, личные образцы самопожертвования и подвижничества, созидание парадигм индивидуального дей­ствия, нравственная проповедь и массовое убеждение в том, что «человек способен на большее, чем то, каким он бывает»).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Сентябрь 12, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.