Мораль и обычай. Должное и сущее

В простом обычае, как мы уже видели, образцы должного поведения фор­мируются самой практикой массового действия; норма является результатом сложения массы однотипных актов и их превращения в общепринятые стерео­типы. И поэтому сам факт обычного поведения является вполне достаточным основанием для того, чтобы от каждого человека в отдельности требовать со­вершения таких же действий. Иначе говоря, в обычае должное и сущее пол­ностью совпадают; нечто является должным именно потому, что оно сущее, что так поступают все. То, что сейчас может представиться «догматизмом» тради­ционного сознания, его «апологетическим» или «консервативным» отношением к наличной действительности, на самом-то деле является одной из первых ис­торических форм кумуляции и конденсации социально-нормативного опыта. По­куда же люди были еще не способны рационально судить о потребностях их общественной жизни, они отражали эти потребности в своем сознании, просто апеллируя к уже накопленному исторически практическому опыту, к тем формам поведения и взаимоотношений, которые уже выработаны стихийно, сложились помимо их сознания, путем отбора.

Возникновение же критически мыслящего сознания, способного задаваться вопросом о том, является ли сущее во всех отношениях должным, «оправдан­ным», единственно возможным и наилучшим общественным состоянием, отно­сится к эпохе уже начавшегося разложения родовых, традиционалистских по своему характеру отношений. Во всяком случае первые свидетельства об этом сохранились со времени нарождения городской цивилизации, возникновения частнособственнических и товарно-денежных отношений, социальной дифферен­циации. Когда отношения между людьми и устои общественной жизни стано­вятся неизмеримо более разнородными, подвижными и изменчивыми и когда до того локально-замкнутые родо-племенные и этнические общности приходят в близкие контакты между собой, тогда впервые человек может представить себе саму возможность социальных и личных альтернатив, сопоставлений «лучшего» и «худшего». Далее, критически оценочное отношение человека к наличным ус­ловиям его бытия предполагает гораздо большую его самостоятельность и сво­бодное положение в этих условиях, по отношению к которым раньше он мог рассматривать себя только как составную часть, — предполагает, стало быть, вообще различение внешних условий жизни человека и самого его субъектив­ного бытия. До этого человек просто не в состоянии судить о состоянии обще­ственных нравов как о некотором внешнем ему объекте, подвергать его оценке «со стороны», с позиции чего-то «лучшего».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Сентябрь 12, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.