Институциональные и неинституциональные рефляции поведения

Пока что мы можем дать ответ на поставленный вопрос лишь в самом общем виде. Поскольку «законополагающей властью» в неинституциональных регуляци­ях обладает сама социальная, общность (а не ее посредники, представители и спе­циальные органы), т.е. исторически сложившиеся способы ее существования, практика массового действия и живое бытие ее коллективного сознания, постольку при обосновании норм и велений люди могут апеллировать только к самим этим историческим условиям и формам своего жизненной бытия и его отражению в общественном сознании. В частности, здесь основанием нормы может быть сам факт ее бытования, то, что она принята общностью и исполняется; далее, общест­венное мнение, поддерживающее эту норму; общепризнанные представления о должном или, наконец, глубоко личное убеждение человека в том, что так посту­пать «правильно», «подобает людям».

Конечно, ни общепринятый способ действия, ни состояние массового созна­ния, ни тем более личные убеждения людей не являются столь отчетливо вы­раженными, особо выделенными и обозначенными, «кристаллическими» форма­ми, с какими мы встречаемся в области институциональных регуляций. Эти по­движные, лишь статистически выявляемые, слитые со стихией жизненного опыта людей, подчас неявные образования и состояния — межличные и мас­совые взаимоотношения, типические действия, коллективные и индивидуальные убеждения — далеко не так наглядны, как организационно-конструктивные формы, формализованные и фиксированные процедуры, документальные зако­ноположения, какие мы наблюдаем в праве и организационных нормативах. Но, с другой стороны, нормативное сознание обращено здесь не к внешне-предметным формам, а к самому содержанию бытия общности, к тому, как люди дей­ствительно поступают и чем при этом мотивируются. Оно в этом отношении

находится ближе к структуре самого социально-исторического процесса. Поэто­му и анализ неинституциональных форм нормативного сознания и соответству­ющих форм нормативного сознания содержит в себе больше теоретических трудностей. От него требуется вхождение в область «незримых» взаимоотноше­ний между людьми, их субъективных побуждений и процессов, протекающих в сознании, не всегда получающих внешне-предметное (писаное, документальное и организационное) выражение.

Стало быть, первую отличительную особенность морали и одновременно дефи­нитивный ее признак можно определить как неинституциональный характер ее требований, — черта, которую она разделяет с обычаем, традицией и некоторыми другими формами общественных нормативов.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Август 30, 2010 | |

COMMENTS

 

Comments are closed.